Skip to Content

СТРАНИЦЫ ВЕКА ALMA MATER

К столетию УрФУ (о юбилейной неделе, посвященной этой дате, читайте в предыдущем номере «НУ») вышла книга «Уральский федеральный университет: 100 лет истории». Даже беглое знакомство с крупноформатным богато иллюстрированным томом впечатляет: 10 глав, по одной на десятилетие, в каждой три раздела: обзорный, «специальный», посвященный крупной теме (например, стройотряды, научная библиотека), раздел исторических документов плюс таблица знаменательных дат и краткие очерки о самых известных преподавателях и выпускниках. Материал снабжен необходимыми ссылками, то есть профессионально оформлен с научной точки зрения. При этом, в отличие от многих исторических сочинений, особенно на «ученые» темы, напоминающих официальные справки, книгу интересно читать, смотреть, в ней — живые люди, картины и события, содержание которых предельно понятно разъясняют «словарик УрФУ» и комментарии. Авторы-составители, они же кропотливые собиратели труда, — ведущий научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН, доктор исторических наук, профессор УрФУ Константин Бугров и доцент УрФУ, кандидат исторических наук Алексей Сафронов. О там, как шла работа над книгой, ее смыслах и актуальности наш корреспондент поговорил с Константином Бугровым.         
— Константин, такое название ко многому обязывает, и, по-моему, оно получило отличное наполнение. Но удалось ли вместить в двести восемьдесят страниц всю вековую историю не одного, а двух ведущих уральских вузов, из которых сложился нынешний Уральский федеральный?
— Всю — разумеется, нет. В таком объеме это просто немыслимо, многое в него не вместилось, для всего даже уже собранного материала не хватило бы и многотомника. Но что поделаешь? Книга может быть либо всеохватной, либо поддающейся чтению. Мы стремились ко второму варианту. С самого начала были поставлены строгие рамки, хотя и они в процессе работы раздвинулись. Так, планировалось представить ровно по сто выдающихся преподавателей и выпускников, но этого оказалось слишком мало. Их стало по 120, или 240, плюс чета Ельциных, которая как бы стоит отдельно, «у входа» в книгу. 240 замечательных людей, причем не «биосправок» о них, а именно компактных очерков, познавательных и понятных. Но и это, конечно, только часть. Постепенно «мутировали», расширялись и менялись разделы, предназначенные для исторических документов. Ясно, что туда нельзя было не поместить, допустим, обращение 1921 года к студентам Максима Горького, имя которого много лет носил Уральский госуниверситет, влившийся в Уральский федеральный. Но когда мы листали, например, страницы газеты «За индустриальные кадры» (в народе ее называли «ЗИК»), органа другого «базового» вуза УрФУ, Уральского политехнического, и находили там интереснейшие стихи, заметки разных лет, стало ясно, что без них общая картина времени, когда они писались, будет плоской и неполной.

Должен сказать, что над книгой мы работали в экстремальных для историков условиях: большая часть времени ее создания пришлась на пандемию, когда даже всегда безотказная Свердловская областная научная библиотека им. Белинского была закрыта. Тем ценнее была помощь коллег, ветеранов университета и знатоков его прошлого. Очень помогли оцифрованные и доступные в Интернете архивы газеты УрО РАН «Наука Урала», названного уже «ЗИКа», свердловской «Областной газеты». А вообще о многих не только факультетах, но и кафедрах УрГУ-УГТУ — УрФУ можно написать хорошие, интересные монографии. Так что очень надеюсь, наша книга будет продолжаться и продолжаться.
— Помогло наверняка и то, что ты — человек изначально университетский, вся ваша семья тесно связана с этим вузом. Твой дед, Виталий Иванович Бугров, блестящий редактор и критик, по определению писателя Алексея Иванова, человек номер один в литературе жанра «фантастика» в СССР, с которым мне посчастливилось работать в журнале «Уральский следопыт», — выпускник филологического факультета УрГУ. Твой отец, как и ты, окончил истфак этого университета, четыре года его возглавлял и теперь первый проректор УрФУ. Но это  гуманитарная, так сказать, филолого-историческая линия. А есть еще естественнонаучная, техническая. Когда в 2009 году объединяли УрГУ и УГТУ-УПИ, было много разговоров (и они продолжаются по сей день) на тему: зачем соединять фундаментальное образование с прикладным, техническим, мешать будущих инженеров с потенциальными учеными, «физиков» с «лириками»? Похоже, ваша книга лишает такие вопросы смысла…
— Хотелось бы думать, что это так. Наша книга — история о едином университете, как бы он ни назывался. Причем только в разгаре работы над ней пришло настоящее понимание, насколько он всегда был един. Под маркой разных формальных наименований, независимо от них (непонятно, почему им уделяется так много внимания) складывались и развивались мощные научно-образовательные школы, образовывались поля притяжения, попадая в которые, люди свободно перемещались между двумя вузами, институтами Академии наук, и по сути этот треугольник всегда был неразрывен. Примеров тому множество.
 Основатель уральской школы медицинской химии академик И.Я. Постовский, давшей стране и миру десятки уникальных лекарств, приехавший в Свердловск в 1926 году из Мюнхена, из лаборатории нобелевского лауреата Ганса Фишера, основал в УПИ кафедру органической химии. С созданием Уральского филиала Академии наук одновременно работал в Химическом институте АН, откуда в конечном итоге вырос Институт органического синтеза УрО РАН, где трудятся теперь его ученики и последователи академики О.Н. Чупахин, В. Н. Чарушин. Член-корреспондент РАН В.Л. Русинов до недавнего времени возглавлял химико-технологический институт УрФУ. Все это — одна команда, одна школа, выпускники и преподаватели университета.
Тесно связана с УПИ, УрГУ, Институтом математики и механики УрО РАН знаменитая уральская школа теории оптимального управления и дифференциальных игр, созданная академиком Н.Н. Красовским, по первой специальности инженером-металлургом. Именно на математико-механическом факультете УрГУ Николай Николаевич собрал звездную команду будущих академиков А.И. Субботина, Ю.С. Осипова, А.Б. Куржанского, удостоенную Ленинской премии за выдающийся вклад в укрепление обороноспособности страны. Впоследствии Юрий Сергеевич Осипов больше 20 лет был президентом Российской академии наук.
Но это примеры, можно сказать, знаменитые, записные. А есть менее известные, но не менее значимые. Так, гораздо реже сегодня вспоминают имя основоположника уральской школы физического металловедения С.С. Штейнберга. Тогда как Сергей Самойлович был ключевой фигурой не только в развитии нашей науки и образования, но и индустрии. В собрании Екатеринбургского музея изобразительных искусств хранится полотно художника Ф.А. Модорова, где изображен коллектив работников Верх-Исетского металлургического завода, удостоенный в 1930 году высшего ордена страны Трудового Красного Знамени (ордена Ленина тогда еще не было) за важную для СССР технологическую победу: освоение выпуска качественной трансформаторной стали в электропечи. Рядом с рабочими и инженерами на картине — человек, явно отличающийся от производственников: в очках, с бородкой, в костюме с галстуком. Это научный консультант Штейнберг, первый на Урале профессор-орденоносец. Сергей Самойлович, пришедший в вуз из заводской лаборатории Златоуста, издавна славящегося своими металлургами, стал одним из реальных отцов-основателей Уральского университета, в двадцатые начинал работать в разруху, при отсутствии денег. Между прочим, студенты, зная, что у него больное сердце, поднимали своего профессора по лестнице к аудитории на руках. Он же стоял у истоков Уральского филиала АН СССР, а в конце 30-х годов стал первым в университетской истории членом-корреспондентом Академии. В стенах университета, в Уральском отделении РАН память о нем живет, а вот улицы его имени в Екатеринбурге до сих пор нет, что несправедливо.
Вообще, главное мое впечатление от работы над книгой — насколько же история объединенного университета богата и насколько она простирается дальше любых формальных границ! Через кафедры и лаборатории, через экспедиции и музеи она ведет к научным институтам, опытным производствам, заводским цехам, к редакциям газет, киностудиям, и дальше, дальше. Это единая история не только двух вузов, но и десятков академических институтов, отраслевых НИИ, предприятий и заводов всей страны, газетных редакций и творческих объединений, учебных заведений, которым УрФУ — УПИ — УрГУ когда-то дал жизнь, городов и областей, сопредельных стран, экономику и культуру которых строили его выпускники. И далеко не все маршруты этой истории глубоко исследованы.
— Штейнберг ведь, кажется, был одновременно «физиком» и «лириком»…
— Точнее, из «лирика» он переквалифицировался в «физики». Сын видного психиатра ХIХ в. С.И. Штейнберга, начинал он научную карьеру как философ, причем успешный философ, а металлургией занялся позднее. Что свидетельствует о необычайной широте кругозора отцов-основателей, универсальности их знаний, которую они стремились передать своим ученикам. Эта традиция продолжалась долгие годы. Образование в обоих базовых для УрФУ университетах давало выпускникам возможность выбирать сферу деятельности, которая им ближе, и свободно реализовывать свой талант. Примеров перехода из одного «стана» в другой в нашей книге множество — правда, «физики» чаще переходили в «лирики», чем наоборот. Уральский политехнический институт окончили кинорежиссер Глеб Панфилов, поэт и бард Александр Дольский, композитор, «дедушка уральского рока» Александр Пантыкин — список можно продолжать и продолжать.
Исходя из требований времени, собственных профессиональных интересов меняли специализацию, легко осваивали смежные и дипломированные инженеры, и выходцы «классических» факультетов. Например, на знаменитом НПО Автоматики в Свердловске — Екатеринбурге, где были созданы лучшие в мире системы управления ракетами, под руководством академика Н.А. Семихатова рука об руку трудились выпускники УрГУ и УГТУ–УПИ, блестяще соединяя теорию с ее практическим воплощением.
Чрезвычайно разносторонних специалистов дал региону, стране и миру физико-технический факультет УПИ, изначально созданный под задачи Атомного проекта. Из его стен вышли не только первоклассные инженеры-атомщики, но и замечательные ученые, музыканты, философы. Что касается нашей семьи, то когда мы собирали материалы для книги, меня поразил один факт. Оказывается, первые заметки о фестивале писателей и любителей жанра «фантастика» «Аэлита», и который впоследствии ставл всесоюзным и международным, который в 1981 году организовал и много лет вел мой дед, были напечатаны не где-нибудь, а в газете Уральского политехнического института «За индустриальные кадры». Получается, «технари» интересовались передовым жанром литературы как минимум не меньше, чем филологи, философы и журналисты…                    
— Попытка создания близкой к реальности исторической картины формирования уральского научно-образовательного пространства длиною в столетие ценна сама по себе. Тем не менее, сколько бы ни повторяли, будто история ничему не учит, она должна работать на будущее. Какие полезные уроки можно извлечь из векового опыта УрФУ, что из него стоит взять с собой в завтра?
— Конечно, переносить опыт прошлого в завтрашний день «один к одному» невозможно, да и не нужно — жизнь постоянно меняется, предлагает новые вызовы. Но есть линии, которые следует продолжать, ориентиры, на которые неизменно равняться. В нашем случае такие ориентиры — лучшие преподаватели, ученые, выпускники университета. Мы показываем историю прежде всего через людей, потому что делают ее именно они, включая науку, образование, экономику. В последние годы наметилась тенденция к обезличиванию научных достижений — по той причине, что современная наука становится все более коллективной, междисциплинарной, и в одиночку в ней получить качественные результаты все трудней. Но и большие коллективы состоят из конкретных персон, и у них есть лидеры, а за ними — многолетние традиции, школы, без которых новых высот не добиться. Вековой опыт УрФУ, его связей с Академией наук красноречиво это подтверждает. Причем настоящие школы формируются десятилетиями, из поколения в поколение, и обрывы, провалы в этом процессе чреваты его остановкой, а значит, отсутствием перспективы. Поэтому надо поименно помнить отцов-основателей, их преемников, ярких ученых и организаторов науки, продолжать изучать их труды и биографии. Здесь есть не только большой человеческий, но и прагматический смысл.              
И еще об одном, в продолжение этой мысли, нельзя не сказать. Когда мы создаем историческую панораму через конкретных людей, мы одновременно как бы инвентаризируем их совокупные достижения, показываем сильные и слабые стороны. А это очень полезно для будущего. Имея такую базу, гораздо легче понять, какие научные, образовательные направления в регионе, стране, конкретном вузе, НИИ стоит укреплять, поддерживать, открывать на их основе новые, а какие здесь «расти» не будут, не имея фундамента. Приведу один пример. Всем известен феномен Новосибирска, его знаменитого Академгородка, тесно связанного с тамошним университетом. Раньше я полагал, что в этом уникальном интеллектуальном центре должно быть представлено «все» или почти все. Но когда туда приехал — с удивлением обнаружил, что металлургией там основательно не занимаются, это все же не их профиль. А в Свердловске-Екатеринбурге, в УрФУ, в УрО РАН металлургическая, металловедческая школа — старейшая, и возможно, в историческом смысле наиболее заслуженная и успешная, — естественно, мы не умаляем значения других школ. Так сложилось исторически, и этот опыт надо обязательно учитывать.
Вел беседу
Андрей ПОНИЗОВКИН
Фото на с. 6 внизу — Б.Н. Ельцин среди студентов и преподавателей УГТУ-УПИ, 2000 г.;
вверху — символ УрГУ в новом обличии, фото И. Сафарова;
на с. 7 внизу —
Выпускники.
Фото Н. Лядова
вверху — картина А.И. Китаева «Профессора Уральского политехнического института в фойе главного учебного корпуса» (1980), слева направо — А.Е. Маковецкий, А.И. Соколов, А.Ф. Головин, С.С. Штейнберг,
фото Ильи Сафарова
 

 

Год: 
2020
Месяц: 
декабрь
Номер выпуска: 
23
Абсолютный номер: 
1223
Изменено 02.12.2020 - 16:13


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47