Skip to Content

СОЗИДАНИЕ В ГОДЫ ВОЙНЫ

В дни, когда отмечается очередная годовщина Победы в Великой Отечественной войне, в год 25-летия УрО РАН и 80-летия академической науки  на Урале предлагаем вниманию читателей очерк об ученых Коми в военные годы — документальное свидетельство их самоотверженного труда в глубоком тылу.  
Свою историю Коми научный центр УрО РАН отсчитывает с 3 июня 1944 г., когда вышло распоряжение Академии наук СССР о реорганизации Базы АН СССР по изучению Севера, созданной в Сыктывкаре осенью 1941-го в результате объединения эвакуированных сюда из Архангельска и Кировска (Мурманская область) Северной и Кольской баз АН СССР.
Справедливости ради следует заметить, что еще в 1939 г. в Коми АССР начала работать сыктывкарская группа Северной базы АН СССР. Ее первыми научными сотрудниками стали прибывшие из Архангельска ученые: П.Д. Калинин (геолог), В.М. Болотова (ботаник), О.С. Зверева (гидробиолог), Т.П. Наумов и Н.А. Остроумов (зоологи). Ими уже в 1940 г. были подготовлены научные работы по железным рудам, животному миру и лекарственным растениям республики. Но так получилось, что Великая Отечественная война сыграла положительную роль в развитии академической науки в регионе.
В Научном архиве Коми научного центра Уральского отделения РАН сохранились документы учреждений — предшественников современного НЦ. Они отражают сложную, самоотверженную жизнь и результативную работу компактной группы российской интеллигенции в условиях военного тыла.
Первый приказ академического учреждения в Сыктывкаре появился 29 октября 1941 г. В нем объявлено о постановлениях президиума АН СССР 30 сентября и 1-2 октября об объединении Северной и Кольской баз АН СССР и создании Базы АН СССР по изучению Севера в Сыктывкаре. Все материальные ценности эвакуированных учреждений перевели на баланс новой Базы. При решении вопросов структуры и штатов исходили из необходимости обслуживания этой Базой всего Крайнего Севера европейской части СССР, но вынуждены были учитывать «наличный состав сотрудников» Кольской и Северной баз АН СССР, так как многие мужчины уходили на фронт. Возглавил Базу академик А.Е. Ферсман.
В Сыктывкаре эвакуированные учреждения разместили в помещении Коми научно-исследовательского института языка, литературы и истории Коми народа (современное здание президиума Коми НЦ УрО РАН), а институту выделили несколько комнат на другой стороне улицы в Коми государственном педагогическом институте. Научные планы были кардинально изменены с учетом требований военного времени, и уже первого января 1942 г. принят новый план работы, подчиненный военно-хозяйственным интересам республики, развития ее сельского хозяйства и оборонных отраслей производства, изысканий стратегического сырья. В частности, изучения месторождений железной руды вместе с управлениями Воркутстрой, Печорстрой, Ухтижемстрой, Севжелдорстрой и Северным геологическим управлением. Научные отчеты были заменены конкретными рекомендациями по результатам исследований для быстрого внедрения их в производство.
Деятельность Базы АН СССР по изучению Севера в Сыктывкаре была сопряжена с большими трудностями. 19 декабря 1941 г. в 20.30 в здании Базы случился пожар. Сгорели три комнаты лаборатории биохимии и физиологии растений со всем оборудованием и значительная часть крыши. Ущерб составил 12 500 рублей. После пожара на Базе были введены жесткие правила внутреннего распорядка. Все комнаты были снабжены песком, кошмой и лопатами, в коридорах поставлены бочки с водой, приготовлены пожарные ведра, багры и другое противопожарное имущество, сформирована пожарная дружина.
Потребовалось восстановить замерзший внутренний водопровод, оборудование лабораторий, подводку технического тока, комнаты нижнего этажа, залитые водой, утеплить все рабочие помещения, закончить оборудование и пуск шлифовальной, весовой, кислотной комнат, приступить к заготовке дистиллированной воды («не менее двухдневного запаса») и для того устроить свою кубовую для прогона воды, до пуска водопровода оборудовать умывальники в туалетах и обеспечить водой.
Первая зима 1941/42 г. в эвакуации многому научила. К приближению следующей зимы на Базе стали готовиться обстоятельно: утепляли двери, окна, исправляли печи. До 1 ноября 1942 г. надо было заготовить и доставить на Базу не менее 500, в 1944 — до 900 кубометров дров. И все же в помещениях было холодно. Очень часто отключали электричество во всем городе, что ставило под угрозу многодневные опыты. В сентябре 1945 г. зав. лабораторией химии древесины М.А. Грехнев писал об очень плохих условиях для работы: в квартире, где он жил, не было электрического освещения.
В сложнейших военных условиях на Базе многое делали для организации исследований. Фактически на пустом месте было создано лабораторное оборудование, на котором проводили сложные опыты, собрана неплохая научная библиотека. С октября 1944 г. в Выльгортском опытно-экспериментальном пункте сооружены здания столярной мастерской и кузницы, заготовлено значительное количество деловой древесины для капитального строительства, построено 20 парников на 140 рам, проведен текущий ремонт конюшни, скотного двора, жилых помещений, вывезено на поле 400 т навоза, запасен основной семенной материал и выполнены другие работы.
Несмотря на войну, ученые много ездили по республике, например, в Удорский район для обследования соляных источников, на Нювчимские месторождения железных руд для взятия образцов. Было подписано шесть договоров на совместные исследования с учреждениями ГУЛАГа: по среднепечорской геологии, изучению нефтеносных структур, выявлению естественных кормовых угодий. Только в геолого-геохимическом отделе разрабатывалось 12 тем (железные руды бассейнов рек Кожим, Воркута, Сысола, цветные металлы на Илыче, горючие сланцы в районе реки Айюва, девонские отложения Среднего Тимана и Печорской Пижмы). По агробиологическому отделу разрабатывалось 13 тем (почвенный и растительный покров в зоне Северо-Печорской железной дороги, подбор перспективных кормовых растений и условия их возделывания в Коми, мероприятия, обеспечивающие устойчивый урожай яровой и озимой пшеницы в южных районах республики), в секторе гидрологии и гидробиологии — три темы (комплексные исследования реки Печора в районе Северо-Печорской железной дороги и бытовое водоснабжение Сыктывкара).

Разбор почвенных образцов, 1947

Это были, с одной стороны, масштабные проекты, заложившие фундамент использования природных ресурсов региона, а с другой — решалась проблема выживаемости в условиях войны. К примеру, узловыми темами в лесных исследованиях стали запасы авиадревесины в лесах Севера и витаминоносители. По заданию Наркомзема Коми АССР с октября 1941 ученые решали «срочную задачу организации лесного оленеводства». В коллективном письме Сталину в ответ на благодарность за вклад в строительство танка для Красной Армии в 1944 г. указывается: «За годы Великой Отечественной войны научные работники Базы Академии наук СССР на территории Севера открыли ряд новых месторождений полезных ископаемых, выявили десятки тысяч гектаров земельных фондов, пригодных для сельскохозяйственного освоения, провели в производственных условиях многочисленные экспериментальные исследования, открывшие новые перспективы в деле продвижения сельскохозяйственных культур на Север и повышения их урожайности, разведали рыбные запасы местных водоемов».
Немалые успехи можно объяснить тем, что в Сыктывкар вынужденно съехались крупные ученые, которые были новаторами во многих областях, быстро адаптировались, их поддержали власти, а главное — нашлись талантливые местные кадры. Слаженно на общий результат трудились люди разных национальностей. То, что в советское время называлось «интернационализм» и «коллективизм», а также предметные и межотраслевые связи, было реальностью. Многие научные сотрудники, кроме основной работы, успевали читать лекции и вести занятия в Коми пединституте. Кажется невероятным, но в военное время люди продолжали писать и защищать диссертации. А поскольку эвакуированный в Сыктывкар Карело-Финский университет имел право проводить защиты диссертаций, это здесь и делалось. Уже 29 октября 1942 г. В.В. Ламакин защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук. В 1943–1945 гг. сотрудники Базы выезжали на защиту диссертаций в Москву, в Петрозаводск, на Урал.
В условиях военного времени в учреждении вводилась жесткая дисциплина. «В связи с изменившимися условиями работы» 4 декабря 1942 г. постановлением президиума АН СССР было отменено установленное для отдельных научных сотрудников, в том числе докторов и кандидатов наук, свободное рабочее расписание. Согласно постановлению правительства руководителям учреждений и предприятий было предоставлено право задерживать на сверхурочные работы рабочих и служащих до трех часов в день при непременном условии максимального уплотнения рабочего времени. «Дирекция, — говорилось в одном из приказов, — никогда и никому не давала права распоряжаться рабочим временем, оплачиваемым государством, по своему усмотрению». В связи с составлением финансового и материального отчета за 1942 г. работникам бухгалтерии были установлены сверхурочные часы с 20 до 23 ч.

Отсрочка от призыва

Согласно правилам внутреннего распорядка обеденный перерыв продолжался полчаса. О начале и окончании работы и перерывов служащие извещались звонком. Существовали табельные доски с номерками для каждого сотрудника. Их выдавали и возвращали в течение 10–30 минут. Брать или возвращать номерки за другого сотрудника запрещалось. Около табельных досок должны были находиться табельщики «для контроля за учетом явки и ухода с работы». Запрещалось в рабочее время проводить собрания, совещания по общественным делам, выдавать зарплату, справки и удостоверения. Всякое нарушение трудовой дисциплины влекло дисциплинарные взыскания (замечание, выговор, строгий выговор, перевод на другую нижеоплачиваемую работу на срок до трех месяцев, смещение на низшую должность) или предание суду. Прогулом считалось опоздание или уход с работы раньше на 20 мин., если это случилось три раза в месяц или четыре раза в два месяца. Приказы пестрят объявлениями выговоров и постановкой на вид за опоздание на две минуты. В приказах употребляли достаточно категорические формулировки о передаче дела городскому прокурору «для привлечения к уголовной ответственности за сознательный срыв работы государственного учреждения в условиях военного времени».
28 января 1944 г. «в ответ на беспримерный героизм бойцов, командиров и политработников Красной Армии Ленинградского и Волховского фронтов» сотрудники геохимической лаборатории и шлифовальной мастерской взяли на себя обязательство ежедневно работать по два часа сверх основных восьми часов и тем обеспечить досрочное выполнение производственного плана. Во всех лабораториях были введены дополнительные часы работы, кроме субботы. На каждого сотрудника открыли фронтовой счет, на который перечислялись все заработки за сверхурочные часы.
В целом коллектив Базы отличали высочайшая честность и порядочность. Случаи нарушения трудовой дисциплины были крайне редкими, а проступки, видимо, объяснялись безвыходностью материального положения. В марте 1942 г. была уволена с работы уборщица «за хищение образцов семян». В январе 1944 г. на Базе была создана комиссия по проверке документов по выдаче продовольственных карточек. За хищение продовольственных карточек два человека, в том числе главный бухгалтер, были уволены.
По условиям работы на Кольском полуострове все сотрудники Базы обеспечивались меблировкой квартир, постельными принадлежностями, предметами домашнего обихода за счет Базы уплачивали за амортизацию установленные суммы. В ноябре 1943 г. эти льготы были отменены, а балансовую стоимость находящихся в личном пользовании предметов домашнего и личного обихода сотрудники должны были внести в доход государства. Многим эвакуированным это нанесло ощутимый материальный урон, так как дополнительных доходов ни у кого не было. Положение усугубилось в ноябре 1943 г., когда снизили хлебные нормы.
Внерабочая жизнь коллектива, с учетом военного времени, тоже имела специфику. Всячески внедрялось огородничество. Был небольшой коллективный огород и индивидуальные участки, где сажали картофель, а огородная комиссия месткома следила, насколько полно обеспечивают себя выращенными овощами сотрудники Базы. Вопрос пропитания был под контролем парторганизации, коллективный сбор грибов и ягод объявлялся решением партсобрания.

Хлебные карточки

Несмотря на очень трудные бытовые условия, почти военную дисциплину, скудное питание сотрудники Базы делали отчисления в фонд обороны. Главный бухгалтер при выплате зарплаты одновременно давал поручение банку на перечисления в фонд обороны. Существенными были взносы в государственный заем (до 3% зарплаты). Велась и оборонно-массовая работа: при Базе действовала первичная организация ОСОАВИАХИМ, велись курсы медсестер и инструкторов ПВХО, работал военно-стрелковый кружок.
2 марта 1942 г. с разрешения президиума АН СССР со склада Базы в действующую армию переданы меховое снаряжение: шесть кухлянок, два комбинезона, пять меховых брюк, три меховые куртки, четыре пары унтов, десять полушубков, пять пар новых валенок, два меховых шлема, десять меховых спальных мешков.
В 1943 г. геологические отряды Базы АН СССР были отмечены переходящим Красным Знаменем Совета Народных Комиссаров Коми АССР. Титаническая работа в крайне тяжелых, полуголодных условиях продолжалась всю войну. 16 декабря 1944 г. были премированы полумесячными окладами старшие научные сотрудники О.С. Полянская «за большую организационную работу по составлению геоботанической карты Коми АССР», Е.С. Кучина «за успешное выполнение задания по рыбохозяйственному обследованию и активное участие в общественной работе», И.С. Хантимер «за экспериментальное изучение биологии и экологии сорнополевых растений и борьбу с ними».
Правительственные награды за самоотверженный труд в тылу стали давать только с марта 1946 г.: медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» получили сразу 16 сотрудников. На 1 июня 1948 г. из 63 человек 32 имели боевые и трудовые ордена и медали за участие в Великой Отечественной войне.
Последний приказ военного времени и первый мирный приказ объявлял день 9 мая 1945 г. нерабочим. 11 мая 1945 г. научные работники и служащие Базы АН СССР в Коми АССР собрались на митинг по поводу Победы.

По материалам архива Коми НЦ УрО РАН
Фото вверху: здание Коми филиала АН СССР в Коми АССР (ныне здание президиума Коми НЦ УрО РАН),
1940–1950-е гг.;


 

Год: 
2012
Месяц: 
май
Номер выпуска: 
11-12
Абсолютный номер: 
1058
Изменено 17.05.2012 - 13:28


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
popov@prm.uran.ru +7(343)374-54-40