Skip to Content

Член-корреспондент РАН В.Д. БОГДАНОВ: «ПРИРОДА НИКОГДА НЕ ОШИБАЕТСЯ»

…Программу исследований, по сути определившую всю будущую профессиональную жизнь, Владимир Дмитриевич Богданов наметил сразу же после окончания университета, еще в бытность лаборантом научно-исследовательского стационара Института экологии растений и животных УрО РАН (тогда УНЦ АН СССР). Сегодня он – заместитель директора ИЭРиЖ, заведующий лабораторией экологии рыб и биоразнообразия водных экосистем, в декабре 2011 года был избран членом-корреспондентом РАН. И намеченную много лет назад программу считает в целом выполненной. Впрочем, последовательностью, умением ставить цели и добиваться их ученый отличался со студенческой скамьи. 
Профессиональный выбор
Владимир Дмитриевич Богданов родом из Перми. Его родители — выпускники знаменитого питерского (в те времена ленинградского) Университета физической культуры, спорта и здоровья им. П. Ф. Лесгафта — преподавали в Пермском университете. Сначала Владимир увлекался рисованием, учился в художественной школе. Кстати, умение рисовать очень помогло ему в будущей профессии ихтиолога, он иллюстрирует статьи и книги собственными изображениями рыб. Но не меньшая тяга была у него к природе, к лесным походам. Он увлекся охотой и рыбалкой, вступил в общество охотников и рыболовов, 16-летним подростком получил разрешение на приобретение охотничьего ружья. И тогда же решил стать ихтиологом. Родители поддерживали увлечения сына, мама приносила из университетской библиотеки литературу о природе. Огромное впечатление произвели книги знаменитого путешественника Жак-Ива Кусто. Больше всего Владимира интересовал Север, и он собрался поступать в Институт Арктики и Антарктики в Ленинграде. Но мудрый папа сказал сыну: зачем куда-то уезжать, если в Пермском университете можно получить прекрасное образование по выбранной специальности — пермская ихтиологическая школа славилась по всей стране. Он познакомил Владимира с замечательным ихтиологом Евгением Александровичем Зиновьевым, который с первого курса биофака ПГУ привлек к его экспедиционной и научной работе. Вместе с Зиновьевым, который занимается изучением хариуса, Владимир студентом объехал чуть ли не всю страну, побывал на Печоре, на Алтае, в Якутии, на Амуре и на Байкале — благо, на студенческую практику тогда выделяли деньги. Чтобы начать полевой сезон как можно раньше, экзамены Владимир сдавал заранее, в мае, и преподаватели шли навстречу способному студенту. Он мечтал жить и работать на Севере, собирался отправиться в Якутию, но ихтиолог О.В. Халатян посоветовала ему остаться на Урале, где еще много неизведанного, рядом богатая рыбой Обь и в Свердловске (ныне Екатеринбурге) есть замечательный Институт экологии растений и животных во главе со знаменитым академиком С.С. Шварцем. В те времена выпускников в основном распределяли по школам, свободный диплом получали два-три человека, поэтому надо было предпринять некоторые усилия, чтобы попасть туда, куда хочешь. Богданов послал свою публикацию Станиславу Семеновичу Шварцу, съездил в Свердловск, встретился с тогдашним заведующим лаборатории экологии рыб Джоном Леонидовичем Венглинским. Академик Шварц, посмотрев работу, дал Владимиру ответ: «Вы мне подходите». Из института в Пермский университет пришла заявка, и Богданов получил распределение в ИЭРиЖ. Его желание работать на Севере было удовлетворено — молодого ученого направили в Лабытнанги, в научно-исследовательский стационар ИЭРиЖ. 
Программа-максимум
В Лабытнангах Богданова приняли сначала на должность лаборанта. По сути, он должен был выполнять вспомогательную работу для других исследователей, поэтому немного «заскучал». Конечно, у старших коллег по стационару можно было многому научиться, но Владимиру хотелось заниматься своей темой. С ней он определился еще на этапе написания диплома, который носил название «Ранний онтогенез сиговых и хариусовых рыб». И Богданов стал готовить собственную программу исследований. Его тема была белым пятном в ихтиологии. Исследования икры и личинок сиговых рыб проводились в основном в рыбхозах и в условиях лабораторного эксперимента, в природе их практически не исследовали, не было определителей молоди (сейчас созданный Богдановым определитель личинок сиговых рыб признан в мире, им пользуются в России и за рубежом). 
В 1970-е годы в Институте экологии растений и животных, в том числе и в стационаре, шло повальное увлечение методом морфофизиологических индикаторов, когда по относительному весу органов особей оценивается состояние и дается прогноз развития популяций животных. Однако академик Шварц, разработавший этот метод, понимал, что он имеет ограниченное применение. В декабре 1975 года Станислав Семенович вызвал группу ихтиологов из Лабытнангов для очередного отчета. Владимир Богданов попросил тоже взять его в Свердловск. Директор института дал возможность молодому ученому представить свою программу изучения раннего онтогенеза сиговых рыб, рассчитанную примерно на 15 лет. Внимательно выслушав его, вынес вердикт: «Богданову не мешать, пусть работает по своей программе». Поддержала его и Лидия Алексеевна Добринская, заведовавшая лабораторией экологии рыб. 
Полевой сезон длиною в жизнь
Этот подзаголовок не такое уж большое преувеличение — однажды Владимир Дмитриевич провел в тайге 8 месяцев подряд. За всю свою научную жизнь он не пропустил ни одного полевого сезона. «Туда идешь — снегоход на лодке везешь, обратно — лодку на снегоходе, — вспоминает он. — Надо было осуществлять намеченное, а для этого необходимы сложные исследования в природе. Биолог нашего профиля не может ставить эксперименты в лаборатории, это ничего не даст. Например, чтобы описать эмбриогенез сиговых рыб, нужно отслеживать этот процесс в естественных условиях на протяжении многих зимних месяцев». 
Ученых на вертолете забрасывали в тайгу, в тундру, там они рубили себе избы и приступали к работе: весной изучали покатную миграцию личинок, летом исследовали развитие и нагул молоди, их распределение и миграции по всей Нижней Оби, осенью анализировали экологические аспекты нереста. Для изучения эмбриогенеза загружали в лотки икру, а затем долгой зимой наблюдали, как идет ее развитие. Приходилось долбить толстенный лед, но овчинка стоила выделки. Очень важно было досконально изучить образ жизни сиговых рыб в первый год (эмбриональный, личиночный, мальковый периоды) — именно тогда закладывается будущее поколение.  
В тайге и тундре без надежного напарника никак нельзя. Владимиру Дмитриевичу очень помог в суровой полевой работе инженер института Сергей Михайлович Мельниченко. Ситуации бывали разные, в том числе и критические. Однажды на Соби ударил страшный мороз — минус 56 градусов. «Буран» отказался работать, мотор глох — и все. Прошло 10 дней, закончилась еда, и угроза просто замерзнуть в тундре стала реальной. Спас ученых случай. Они увидели местного жителя — ханта, проезжавшего мимо на оленях, написали ему на бумажке текст радиограммы в Лабытнанги, чтобы он послал ее из ближайшего поселка. Оленевод так и сделал, и за Богдановым и Виктором Георгиевичем Штро, нынешним директором стационара, пришел вездеход. Огромную помощь и поддержку в работе, в том числе в полевых условиях, оказывала и жена Елена, с которой они вместе работают и сейчас. 
За семь лет основы намеченной  программы были заложены, Владимир Дмитриевич защитил кандидатскаю диссертацию. Теперь надо было выходить на исследования динамики численности и воспроизводства сиговых рыб Обского и Тазовского бассейнов. В 1990 году В.Д. Богданов стал заведующим лабораторией экологии рыб, в 1997 в Москве, в Институте проблем экологии и эволюции РАН защитил докторскую по экологии молоди и воспроизводству сиговых рыб Нижней Оби. К его тематике начали подключаться сотрудники лаборатории. Были созданы пункты мониторинга воспроизводства сиговых рыб на всех уральских нерестовых притоках. Чтобы подсчитывать, сколько личинок ежегодно рождается на Оби, уральские ихтиологи разработали специальную методику, которой пользуются уже более тридцати лет. Владимир Дмитриевич пояснил, в чем она заключается:
— Личинки скатываются с нерестилищ весной подо льдом с током воды. Мы устанавливаем в реке конусные ловушки, куда попадет все, что несется в воде. Нам известно, какую площадь охватывает ловушка, известно время, в течение которого она стоит, коэффициент уловистости. Таким образом, зная распределение личинок в потоке, можно рассчитать их численность в реке. Погрешность этого метода невелика — около 30%.
Благодаря многолетним исследованиям ученые выявили фундаментальные закономерности популяционной динамики сиговых рыб Оби, установили механизмы формирования их поколений, разработали методологические, теоретические и практические основы мониторинга воспроизводства сиговых рыб. В.Д. Богданов разработал оригинальную систему оценок экологической емкости нерестилищ сиговых рыб, выявил механизмы ассортативного скрещивания и механизмы, препятствующие массовой гибридизации. Впервые на примере сиговых рыб подсчитана абсолютная популяционная плодовитость и определены закономерности ее динамики. Механизм ассортативного скрещивания заключается в том, что чаще скрещиваются разновозрастные самцы и самки, в результате чего  увеличивается гетерогенность, т.е. разнородность, разнообразие популяции. А вот гибридизации не происходит. У каждого вида рыб есть свои дни и участки массового нереста, которые определяются рядом факторов — температурой воды, субстратом, определенным гуминовым составом (эти факторы называют дирижерами нереста). Разные виды могут нереститься в одной и той же реке, но в разные дни и потому не скрещиваются. 
Практический выход
Исследования раннего онтогенеза сиговых рыб имеют далеко не только академический интерес. Предоставим слово Владимиру Дмитриевичу:
— В рыбоводстве существует огромная проблема: у сиговых рыб не создано долговременных маточных стад, в искусственных условиях они вырождаются. Поэтому результаты, полученные ихтиологами в полевых исследованиях, востребованы в рыбхозах — природа ведь не ошибается.
Наша работа всегда была нацелена на решение прикладных задач. Мы выявили, какие факторы влияют на численность и выживаемость молоди, наши долгосрочные прогнозы по динамике численности сиговых рыб Оби стали оправдываться. Такие оценки необходимы для определения стратегии промысла и природоохранной деятельности, поэтому власти северных округов нас поддерживают. Еще в советское время руководители разного уровня постоянно обращались к нам с просьбой изучить нерестовые речки, они серьезно интересовались состоянием рыбных ресурсов. Администрация Ямало-Ненецкого автономного округа бесплатно предоставляет нам вертолеты для экспедиций, в течение десяти лет мы издавали там научный вестник. 
Мы еще застали золотое время, когда в Оби была максимальная численность сиговых рыб, когда рыба шла на нерест широкой черной лентой. Потом рыба стала убывать. И, конечно же, главный фактор снижения численности — варварский промысел, а вовсе не загрязнения. Когда численность рыбы стала падать, я поставил задачу — проверить экологическое состояние нерестилищ, посвятил этой работе 10 лет. Оказалось, что нерестилища в большинстве своем девственно чистые, не в этом дело. Процветание или упадок популяции ценных рыб — это критерий отношения властей к природе. Сегодня численность некоторых видов сиговых рыб в Оби сократилась в 10 раз. Муксун давно уже не доходит до нерестилищ в Томской области. Его придется включать в Красную книгу. Осетра туда включили, а его все равно становится меньше и меньше. На Оби осетра восстановить уже не удастся. Равнодушие властей по отношению к биоресурсам просто поражает. Поскольку рыбы стало существенно меньше, рыбхозы несут убытки, люди остаются без работы. Как сегодня власти решают эту проблему? Да очень просто. Вместо того чтобы принимать меры по восстановлению популяции рыб, рыбхозам дают дотации с нефтяных денег. Большинство нынешних руководителей экологически безграмотны. Поэтому для нас, ихтиологов, так важна просветительская работа, нацеленная на формирование экологического мышления. 
Владимир Дмитриевич использует любую возможность донести свое мнение до людей, принимающих решения, в частности как член Научно-промыслового совета Западно-Сибирского рыбопромыслового бассейна и Рыбохозяйственного совета ЯНАО. Богданов — государственный эксперт Росприроднадзора. По его словам, эта деятельность не очень благодарная. Ученые проводят экспертизу, отмечают недостатки проектов, высказывают замечания, предложения по их устранению, но проекты никогда не возвращаются на повторную экспертизу, а значит, замечания не учитываются, доработка не производится. И все же экологам эта деятельность позволяет разобраться во многих проблемах, помогает в организации природоохранных территорий. Так, увенчалась успехом тридцатилетняя борьба за создание Сынско-Войкорского заказника на нерестовых реках Сынке и Войкор на Полярном Урале. Большое внимание Владимир Дмитриевич уделяет популяризации ихтиологических знаний. В серии популярных изданий он пишет о рыбах Урала и Севера.
В ИЭРиЖ член-корреспондент В.Д. Богданов курирует работы по оценке биологических ресурсов и биоразнообразия всего Урала и прилегающих территорий, а также создание Красных книг УрФО и сопредельных территорий. Как уже говорилось, разделы, посвященные рыбам, проиллюстрированы авторскими рисунками Владимира Дмитриевича. Под его руководством большим коллективом ученых проведены масштабные биоресурсные исследования на Полярном Урале и Ямале, вышла серия монографий, посвященных растительному покрову, млекопитающим, птицам и гидробионтам. Специалисты ИЭРиЖ работали практически на всех газовых месторождениях Ямала, в частности на Бованенковском газоконденсатном месторождении. Впервые оценку воздействия на окружающую среду Ямала при его освоении (ОВОС) уральские экологи сделали еще в 1990 году. Сегодня это обязательный раздел любого проекта, включающий рекомендации, как следует обустраивать месторождения полезных ископаемых, прокладывать трубопроводы, чтобы минимизировать последствия для природы. Эти пионерные работы помимо оценки техногенного влияния и адаптации к нему биоты приносят ученым огромный научный материал. 
Земля неизведанная
Свои дальнейшие творческие планы Владимир Дмитриевич Богданов, конечно же, связывает с Севером, с Арктикой. Вместе с коллегами он продолжает работы на Оби и ее уральских притоках, на Ямале, изучает механизмы адаптации рыбы в измененной среде. Недавно ученые провели масштабные исследования налима — на Оби огромная популяция этой рыбы. Не хватает данных по реке Таз. Еще одна малоисследованная территория — полуостров Гыдан. Его уже начали осваивать нефтяники и газовики, и, если не поторопиться, можно уже не застать эти места в их первозданном виде. Член-корреспондент Богданов считает первоочередной задачей укрепление и расширение стационара ИЭРиЖ в Лабытнангах, превращение его в крупный центр арктических исследований, а также усиление сотрудничества уральских экологов с коллегами из Архангельского НЦ. Благодаря поддержке администрации ЯНАО и президиума УрО РАН стационар института в ближайшие годы ожидает масштабная реконструкция. И тогда на экологической карте Арктики будет меньше белых пятен.
Елена ПОНИЗОВКИНА
На фото С. Новикова:
В.Д. Богданов
На иллюстрациях (сверху вниз): арктичкский голец; муксун; подкаменщик (рис. В.Д. Богданова)
 
Год: 
2013
Месяц: 
март
Номер выпуска: 
7-8
Абсолютный номер: 
1075
Изменено 27.03.2013 - 13:35


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47