Skip to Content

КОМПРОМИСС МЕЖДУ ЖЕЛАЕМЫМ И ВОЗМОЖНЫМ

Насыщенными, если не судьбоносными, как определили их некоторые СМИ, стали  последние дни марта для Российской академии наук, переживающей кардинальную реформу. 27 числа в Москве прошло первое расширенное общее собрание РАН с участием «влившихся» в нее по новому закону членов медицинской и сельскохозяйственной госакадемий. Главным вопросом повестки было принятие нового устава, без которого более-менее нормальная академическая жизнь в стране непредставима. Накануне в конференц-зале знаменитого ФИАНа — Физического института им. П.Н. Лебедева, не вместившем всех желающих,   прошла конференция научных работников России, на которой выражена обеспокоенность ходом реформы академической науки и фактическим отстранением от формирования новой управленческой структуры научного сообщества (подробней см. газета «Поиск», № 13 с.г.). А перед «большим сбором» там же, в столице, состоялись общие собрания региональных отделений РАН, в том числе Уральского.
— Участники общего собрания УрО обсудили проект устава всей РАН, а также будущий устав Отделения, который мы не можем принять до окончательного утверждения общеакадемического, — рассказал председатель Отделения академик В.Н. Чарушин. — Уральцы пришли к выводу: предложенный проект «большого» устава полностью соответствует новому закону об академии. Было подчеркнуто, что в нем учтены три принципиальных момента, за которые боролись региональные отделения: закрепление за ними научно-методического руководства работой институтов, полноправное участие в утверждении кандидатур их директоров и председателей научных центров, сохранение фиксированной квоты на выборах в академики и членкоры. Поэтому с уральской стороны за этот проект проголосовали все, кто приехал — при одном воздержавшимся.
Что касается общих итогов голосования — они известны: за новый устав высказались 1438 человека, 13 — против и трое воздержались. То есть негативно или индифферентно к нему отнеслось менее одного процента голосовавших. При том, что большинство понимает: этот документ далеко не совершенен. Не случайно в своем выступлении на собрании я назвал новый устав компромиссом между желаемым и возможным, а работу, проделанную уставной комиссией — примером искусства эти вещи соединить. Сегодня мы работаем, то есть пытаемся работать, в условиях нарастающей разобщенности между институтами, перешедшими в ведение ФАНО, и региональными отделениями, в ситуации, когда слабеют и разрушаются связи между самими институтами. А ведь эти связи формировались годами, десятилетиями. Для этого, собственно говоря, и создавались региональные отделения. Есть междисциплинарные проекты, объединяющие научные коллективы не только между собой, но и с такими серьезными организациями, как Роскосмос и Росатом. В разных городах идет строительство наших научных центров, а также жилья для их сотрудников. Однако при несовершенстве нормативно-правовой базы, отсутствии соглашения с ФАНО и правил разграничения полномочий часто просто непонятно, что со всем этим делать дальше. Доходит до абсурда: я не могу на законной основе отправить своего заместителя в Сыктывкар или Тобольск, где необходимо решать вопросы начатых строек, потому что юридически это теперь «не наши» территории. Таковы трудности переходного периода, и теперь, с одной стороны, нам надо сохранить традиции, прошлый опыт, систему взаимодействия с академическими институтами и партнерами, уровень научно-методического руководства, а с другой — не выйти за рамки федерального законодательства. В качестве первого шага для этого необходим новый устав. Сегодня надо легализовать «обновленную» академию, а потом продолжать совершенствовать новые правила академической жизни.
Как сообщил другой уралец, выступивший на общем собрании — председатель комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям академик В.А. Черешнев — попытки усовершенствовать «научную» законодательную базу уже предпринимаются. Так, на рассмотрение нижней палаты парламента внесена первая поправка к закону о реформе РАН, касающаяся разночтений между законом и постановлением о создании ФАНО. Согласно закону, в состав академии включены региональные центры, а по постановлению эти центры передаются в ведение агентства. Валерий Александрович назвал эту ситуацию ущемлением РАН и призвал академиков предлагать новые поправки к закону.
Есть и другая точка зрения на качество и будущее нового устава. Так, по сообщению РИА Новости, замглавы Минобрнауки Л.М. Огородова, имеющая звание члена-корреспондента РАМН, заявила, что в уставе расширены функции РАН и они превышают пределы, установленные законом. «Не исключено, что правительство РФ не утвердит документ… и совершенно точно, что по нему предстоит большая работа», — сказала она в частности. Очень жаль, если это — очередной симптом продолжающегося «бодания» между Министерством науки и образования с Академией наук, от которого пока никому никакой пользы и от которого все так устали. Ведь, по убеждению академика В.Н. Чарушина, результаты голосования на общем собрании — это не только мнение прежней «академической верхушки», но точка зрения широкой научной общественности, крупнейшей в России научной организации, включающей ведущих специалистов как в области естественных и гуманитарных наук, так и по медицине и сельскому хозяйству. Остается надеяться, что к мнению объединенной РАН правительство прислушается.
Андрей ПОНИЗОВКИН
Фото автора и С. НОВИКОВА
 
Год: 
2014
Месяц: 
март
Номер выпуска: 
6
Абсолютный номер: 
1096
Изменено 31.03.2014 - 16:07


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47