Skip to Content

ИЗ ИСТОРИИ РЕФОРМИРОВАНИЯ АКАДЕМИИ НАУК

8 февраля 2014 года Российской академии наук исполнилось 290 лет. За прошедшие годы Академия менялась вместе со страной и претерпела более 20 реформ, причем реформ в обоих широко известных значениях этого термина. Во-первых, реформа (от лат. reform) — это усовершенствование в какой-либо сфере жизни, не затрагивающее функциональных основ, или преобразование, вводимое законодательным путем. Во-вторых, реформа – коренной перелом устоявшихся процессов, традиций и т.д. Именно такая, более жесткая трактовка понятия «реформа» используется в историческом аспекте: отмена крепостного права, Столыпинская аграрная реформа, реформа русской орфографии 1918 года.
Следует заметить, что легкие реформы первого типа Академия наук переживала в XVIII и XIX веках, в ХХ часть из них носила более глубокий характер, и самая радикальная состоялась в начале XXI века — именно по второму варианту осуществляется сегодня реорганизация  РАН. 
Все прошедшие реформы АН отражались на динамике ее развития и были зафиксированы в соответствующих регламентах, положениях, уставах. Как известно, в 1724 году Петр I основал Санкт-Петербургскую академию наук и художеств, которая после выделения из нее в 1757 году Академии художеств стала называться Императорской Санкт-Петербургской академией наук. В мае 1917 года она была переименована в Российскую академию наук,  с 1925 стала именоваться Академией наук СССР, а в 1991 году вновь стала Российской академией наук.
В 1783 году была организована Императорская российская академия  для создания словаря русского языка, в 1841 она объединилась с Императорской Санкт-Петербургской академией наук.
В 1929 году создана Российская академия сельскохозяйственных наук, в 1944  — Академия медицинских наук СССР. В 1943 году организована Академия педагогических наук, которая в 1992 трансформирована в Российскую академию образования. В 1933 году создана Академия архитектуры СССР, в 1992 переименованная в Российскую академию архитектуры и строительных наук — РААСН.
Начиная с 1940-х годов академии наук были созданы во всех республиках СССР, а в 1990-е буйно расцвели сотни общественных академий наук, из которых осталось несколько десятков, в том числе Российская академия естественных наук (РАЕН), Российская экологическая академия (РЭА) и др.
Петр I вынашивал идею создания Академии на протяжении 25 лет. С 1696 года он переписывался с великим немецким философом и ученым  Лейбницем, они трижды встречались, обсуждали, как в неграмотной феодальной стране поднять науку и образование. Петр понимал, что прежде чем «выращивать», как он говорил, Академию, надо создать систему образования. Но времени на это не было. Поэтому в своем указе он объединил обе важнейшие функции — научно-исследовательскую и образовательную — и создал сразу академию, университет и гимназию. Поскольку в России подготовленных людей не было, Петр пригласил молодых талантливых, уже зарекомендовавших себя иностранцев, т. е. организовал «утечку мозгов» из Европы в Россию.
Первые академики были избраны в 1725 году. Самым первым стал математик Герман Якоб, ему было 46 лет. Астроном Жозеф Николя Делиль и физик Георг Бюльфингер перешагнули 30-летний рубеж, Даниилу Бернулли было 25 лет, Георгу Крафту — 24 года, а гениальному Леонарду Эйлеру — всего 19 лет.
Первым русским академиком в 1733 году стал 24-летний математик Василий Евдокимович Ададуров, в 1742 были избраны ботаник Григорий Николаевич Теплов и химик Михаил Васильевич Ломоносов, в 1745 — географ Степан Петрович Крашенинников и филолог Вениамин Кириллович Тредиаковский. 
Хронологически Ломоносов стал третьим русским академиком, но по вкладу в науку он, безусловно, первый русский ученый высочайшего мирового уровня, гений, работавший продуктивно по многим научным направлениям. В последние четыре года жизни он возглавлял академические университет и гимназию, делал все, чтобы привлечь в науку талантливую российскую молодежь. А это было очень непросто: дети богатых учились за границей, а детей бедных крепостных не пускали учиться. В некоторые годы на 17 академиков приходилось всего 3 ученика. Поэтому в 1766, спустя год после смерти Ломоносова, академический университет был закрыт. Возрождать его в 1819 году пришлось президенту Академии наук графу Сергею Семеновичу Уварову. Но это был уже не академический университет, а созданный на основе Главного педагогического института. В 1805 году была закрыта академическая гимназия.
Петр I взял Академию на государственное содержание, предусмотрев ежегодно 24 912 рублей на ее содержание за счет «таможенных сборов с городов Нарвы, Дерпта, Пернова и Аренсбурга». Были созданы три класса, прообразы нынешних тематических отделений: математический, физический, гуманитарный. Предполагалось, что президент Академии «каждый год или полгода выбирается», но после смерти Петра I это не выполнялось — президентов Академии назначали монархи вплоть до мая 1917 года.
В Академии была создана двухступенчатая система членства: адъюнкты и академики. Были предусмотрены штаты для ведения хозяйства: директор, два заместителя, бухгалтер — «камисар, ведающий деньгами». В последующем эти положения развивались, совершенствовались, реформировались. Так, если в Регламенте Академии 1747 года записано, что «президент определяется Ее Императорским Величеством», то в Регламенте 1803 и Уставе 1836 уже зафиксировано, что «президент Академии определяется и избирается Его Императорским Величеством». Получилось остроумно: Петр I завещал выбирать президента Академии, вот мы, наше императорское величество, и выбираем того, кого сами определили.
В Регламенте 1747 года уже изменены классы (отделения) Академии: астрономический, физический, математический, а бывший гуманитарный класс передан университету; поскольку университет закрыли, в 1783 году пришлось создавать Российскую академию для изучения русского языка (ее возглавила княгиня Е.Р. Дашкова).
В 1759 году введено по аналогии с рядом зарубежных академий, в частности шведской и итальянской, звание члена-корреспондента — в основном для тех, кто работал на периферии и общался с Академией по переписке (корреспонденцией). В 1860 году был избран первый член-корреспондент — известный географ из Оренбурга Петр Иванович Рычков.
В Регламенте 1803 года появляется еще одна академическая ступень — переходная от адъюнкта к ординарному академику — экстраординарный академик. В 1800 году введена должность вице-президента Академии наук.
Таким образом, к началу XIX века в академической иерархии сформировалось пять степеней: почетный член, член-корреспондент, адъюнкт, экстраординарный академик, ординарный академик. Эта система продержалась более века и лишь в 1927 году была упрощена до двух званий: член-корреспондент и академик (действительный член). Кроме того, сохранили звание почетного члена — для избрания знаменитых отечественных и зарубежных деятелей (в Уставе 1959 года звание почетного члена заменено на звание иностранного члена).
Таким образом, ученое звание члена-корреспондента Академия наук поистине выстрадала в ходе двухвековой истории реформ, и расставаться походя с таким высоким первым академическим признанием не стоит.
В академических уставах 1857, 1864, 1891, 1963, 1977, 1987, 1991, 1992, 2008 годов в целом прослеживаются предшествующая линия и основные черты  академической организации науки: пожизненное членство, решение всех персональных вопросов, включая избрание новых членов, тайным голосованием, равенство членов Академии при решении научных вопросов.
Благодаря Академии наук в стране было создано уникальное в своем роде научное сообщество. Академическая наука стала вершиной творческой деятельности в России, весь мир увидел, что это наука высшей пробы.
В научной деятельности с особой силой проявляется роль личности. Есть ученый —  есть направление, и наоборот. Особенно это касается личности руководителей, президентов Академии наук. На протяжении почти 200 лет ученые добивались права избирать не только членов Академии, но и ее президентов. Обрели они это право в мае 1917 года благодаря указу Временного правительства.
За 290 лет Академию возглавляли 20 президентов, академик Владимир Евгеньевич Фортов — 21-й. Первые двенадцать президентов были назначены из числа знатных людей, поддерживавших науку, образование, культуру. С мая 1927 года последующие девять президентов были избраны из числа академиков научным академическим сообществом. 
Все президенты, безусловно, были самобытными людьми. Граф Кирилл Григорьевич Разумовский, ставший президентом в 18 лет, оставался на этом посту в течение 52 лет.
Граф Сергей Семенович Уваров возглавлял Академию на протяжении 37 лет, последний из назначенных, великий князь Константин Константинович Романов — 26 лет. 
Во главе Академии уже и в дореволюционное время оказывались крупные ученые: Федор Петрович Литке — географ, адмирал, совершивший кругосветное путешествие, Дмитрий Андреевич Толстой, получивший в 24 года престижную научную Демидовскую премию за фундаментальный труд «История финансовых учреждений России со времени основания государства и до конца правления императрицы Екатерины II».
По специальностям девять выбранных после Февральской революции президентов распределились так: один геолог — Александр Петрович Карпинский; один ботаник — Владимир Леонтьевич Комаров; один химик —  Александр Николаевич Несмеянов; три математика — Мстислав Всеволодович Келдыш, Гурий Иванович Марчук, Юрий Сергеевич Осипов; три физика — Сергей Иванович Вавилов, Анатолий Петрович Александров и Владимир Евгеньевич Фортов.
Каждый из этих крупных организаторов и известных ученых внес свою лепту в развитие академической науки и ее реформирование. Отметим некоторые причины проводимых в разное время академических реформ.
В начальный период своей истории Академия наук была интернациональной по составу. В XVIII веке в члены Академии было избрано 84 иностранца и 28 российских ученых, и внутри нее всегда шла борьба за укрепление национальных позиций. Особенно радел за это М.В. Ломоносов, при любой возможности отстаивавший отечественные достижения и нередко использовавший сильные выражения в спорах с иностранцами. В январе 1744 года ему даже пришлось принести извинения перед конференцией, но до конца своих дней он называл заведующего академической канцелярией Иогана Шумахера своим первым врагом. Уже по Регламенту 1803 года в адъюнкты могли избираться только русские ученые, и в Уставе 1836 года это требование подтверждено и отчасти распространено на выборы в академики: «При равных достоинствах ученый русский предпочитается иноземцу».
Когда Российская академия выполнила к 1841 году свою задачу  — составила несколько словарей русского языка, возникла идея соединить ее с Санкт-Петербургской академией наук. В составе Российской академии было 60 академиков, в основном русских исследователей, и при объединении академий русских стало бы большинство. Но гуманитарии по научному багажу явно уступали естественникам, и просто механически ввести их в Академию было бы опрометчиво. Тогда доверили ученым оценить всех по заслугам и самим решить, кто чего заслуживает. И ученые решили: 15 человек во главе с И.А. Крыловым достойны быть ординарными академиками, пятеро во главе с В.И.Далем — членами-корреспондентами, остальные 40 — почетными членами. 19 июля 1841 года Николай I утвердил это решение и 19 октября подписал Указ о присоединении Российской академии к Императорской академии в виде второго отделения — русского языка и словесности. И число русских и иностранных членов в Академии практически уравнялось.
Академик Александр Васильевич Никитенко в своих воспоминаниях пишет: «В конце 1867 года после торжественного годичного заседания 29 декабря академики собрались обедать в ресторане Донона и завели прения о «руссицизме» и «немчизме». В тот вечер спорящие стороны примирил экспромт поэта Аполлона Николаевича Майкова:
«Академия кутит,
В буйстве силы не жалеет;
Это ясно говорит, 
Что она уже русеет». 
На протяжении всей истории Академии приходилось решать проблемы с университетами. Так, университетская профессура была недовольна тем, что для вступления в Академию наук не нужно было ни ученой степени, ни даже свидетельства о высшем образовании. Математик М.В. Остроградский (1801–1861), ученый с европейским именем, не имел ни диплома о высшем образовании, ни ученой степени, однако это не помешало его избранию в Академию в 1828 году.
В проекты уставов 1857, 1864 и 1865 годов был внесен параграф, разрешающий академику и без ученой степени занимать кафедру ординарного профессора. Предложенное нововведение вызвало сильное противодействие в профессорской среде, и в проектах 1890-х годов этот вопрос даже не поднимался.
С 1830 года Академия утратила свой педагогический характер. Устав 1836 года узаконил положение Академии наук как исключительно научного учреждения, обязанного выполнять три главные задачи: вести научно-исследовательскую работу, распространять знания, применять результаты своих исследований на практике.
Все названные реформы способствовали тому, чтобы в России Академия наук всегда была мощнейшим каналом социальной мобильности, силой, которая взламывала привилегии рода, близости к власти, влияния денег. Это стало возможным только потому, что с первых дней своего существования Академия наук была государственным учреждением и только благодаря государству развивалась. 
На попечении Академии наук находилась целая сеть научных учреждений: кабинет Петра Великого, библиотека, главная и малая астрономическая и магнетическая лаборатории, физический кабинет,  инструментальная мастерская, химическая лаборатория, музеи: минералогический, ботанический, зоологический и зоотомический с их лабораториями, ботанический сад, нумизматический кабинет, собрание азиатских и египетских древностей, этнографический кабинет. В 1803 году Академия приняла под свой патронаж Кавказский музей в Тифлисе, в 1910 получила от А.А. Бахрушина в дар его Литературно-театральный музей в Москве, в 1931 в ведение Академии наук поступил Минусинский городской Мартьяновский музей.
В первые десятилетия ХХ века Академия наук выдвинула идею создания научно-исследовательских институтов на базе своих лабораторий. Коренная реорганизация физической, химической, минералогической лабораторий должна была происходить в Ломоносовском институте. По аналогии с ним предполагалось создать Биологический институт, что должно было стимулировать развитие всех академических учреждений. 
Устав Императорской Санкт-Петербургской академии наук, утвержденный 8 января 1836 года Николаем I, оказался самым долговечным нормативным документом за всю ее 290-летнюю историю. С незначительными изменениями, внесенными после Февральской революции, он действовал вплоть до 1927 года и не утратил силу даже тогда, когда Академия наук перестала быть Императорской Санкт-Петербургской. Академическая форма организации  науки в России подтвердила свою жизнеспособность и значимость заложенных в ее основу принципов деятельности.
«Василеостровский Ватикан» — так с уважением, почтением и благоговением называли Императорскую академию наук. Во-первых, этим хотели подчеркнуть ее непререкаемый авторитет в вопросах науки, во-вторых, отметить определенную замкнутость высокоинтеллектуального отечественного сообщества и некоторую отрешенность его от внешнего мира.
 
На фото: Лаврентий Лаврентьевич Блюментрост (Laurentius Blumentrost; 1692–1755) — первый президент Академии наук и художеств (1725–1733), лейб-медик Петра I; 
Екатерина Романовна Дашкова (1743–1810), 
одновременно возглавлявшая Санкт-Петербургскую академию наук и Императорскую Российскую академию в 1783–1796 гг., 
Кирилл Григорьввич Разумовский (1728—1803) — гетман Малороссии, формальный президент Академии в течение более чем полувека (с 1746 по 1798).
 
Год: 
2014
Месяц: 
июнь
Номер выпуска: 
11
Абсолютный номер: 
1100
Изменено 18.06.2014 - 13:22


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47