Skip to Content

ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА НА СТРАЖЕ РАБОТНИКОВ, ИЛИ ЗАЧЕМ НАМ НУЖЕН ПРОФСОЮЗ?

В этом году исполняется 25 лет профсоюзу работников Российской академии наук. Однако вопросы — зачем нам профсоюз, нужно ли в него вступать? — от сотрудников институтов поступают по-прежнему. Причин тому много: это и осевший в сознании формализованный стереотип советских профсоюзов, и слабая информированность о деятельности профсоюза РАН, и высокая активность его центральных органов и низкая — первичных организаций. Также имеет место сопротивление профсоюзной активности со стороны администраций некоторых институтов. Конечно, можно сетовать на низкий уровень общественного сознания (о чем, кстати, говорил Президент РФ), обусловленного предыдущим периодом нашего развития, но Академия наук — это интеллектуальная элита государства. А ведь профсоюзы, trade-union, были зарождены именно интеллектуальной элитой — высококвалифицированными специалистами ткацких фабрик Англии.
На протяжении последней четверти века мы пытаемся сделать экономику, «как у них», образование и науку, «как у них», но почему не хотим сделать профсоюзы, «как у них»? В развитых странах с высоким уровнем жизни сильные профсоюзы, во многом благодаря которым и достигается этот высокий уровень. Но слышали ли вы что-нибудь о профсоюзах в странах «третьего мира» — Африки, Азии, Южной Америки (Япония, Южная Корея и Бразилия — исключение) с низким уровнем жизни?
У профсоюзов вне зависимости от государственной принадлежности задача одна: защита социально-трудовых, производственных, профессиональных, экономических и социальных интересов своих членов. Они должны побуждать нанимателя считаться с законодательством о труде, сдерживать стремление администраторов действовать бесконтрольно, не допускать их произвола, своеволия и беззакония.
В течение 25 лет со дня основания профсоюза РАН главной проблемой Академии и ее работников, а значит, и профсоюза, остается проблема финансирования.
Так чего же он добился за этот период в плане материально-экономического положения сотрудников РАН? Пойдем в хронологическом порядке, отмечая лишь наиболее значительные успехи.
1. В соответствии с федеральным законом от 12.01.1995 г. № 5-ФЗ «О ветеранах» устанавливалось, что звание «Ветеран труда» может быть присвоено на основании Почетной грамоты ведомства и профсоюза. По инициативе тогдашнего председателя профсоюза РАН В.Г. Хлебодарова постановлением президиума РАН от 01.07.1997 г. была учреждена почетная грамота Академии наук и профсоюза работников РАН, по которой сотрудники получали это звание. В то время звание позволяло пользоваться рядом льгот. Однако после известного постановления Правительства РФ о монетизации льгот они были переведены в денежное выражение и в настоящее время составляют около 900 руб. в месяц. То есть кроме почетного статуса ветеран получает материальную поддержку, особенно существенную для неработающих пенсионеров. Однако 19.12. 2005 был принят закон № 163-ФЗ, согласно которому в статью 7 закона «О ветеранах» внесена поправка о том, что «Порядок и условия присвоения звания «Ветеран труда» определяются правовыми актами субъектов Российской Федерации».  Таким образом право присваивать ветеранское звание теперь  передается на региональный уровень, а главное, финансирование льгот ложится на региональный бюджет. И тут уже руководители регионов решали, сохранить или нет в реестре «нашу» грамоту. Где-то она была сохранена, но в большинстве регионов — нет.
2. Постановлением Правительства РФ от 06.07.1994 г. № 343 «Об установлении надбавок за ученую степень» была введена надбавка в 7000 р. докторам наук и 3000 р. — кандидатам наук. Однако  надбавки получили в высших образовательных учреждениях, но не в Академии наук. Профсоюз обратился в президиум РАН, в Правительство РФ, к Президенту РФ. Ответ из президиума был следующим: нам разрешили выплачивать надбавки из премиального фонда. Но ведь это означало, что одни доктора и кандидаты их получат, а другие — нет, поскольку фонд не столь уж велик. Поэтому, когда в Государственной Думе в 2006 г. рассматривались поправки в закон «О науке и государственной научно-технической политике», профсоюз внес в Комитет по науке и наукоемким технологиям предложение закрепить законодательно надбавки за ученые степени. И вот выдержка из выступления председательствующего на заседании Думы Н.И. Булаева: «…В законопроекте появилась норма, которая до этого закреплялась только на уровне подзаконных актов о дополнительных ежемесячных выплатах научным сотрудникам, имеющим ученые степени. …Предлагается утвердить на уровне закона». Лишь после этого научные сотрудники РАН стали получать существенную добавку к заработной плате.
3. Но если научные сотрудники высокой квалификации надбавку, наконец, обрели, то высококвалифицированные инженерно-технические работники и мастера «золотые руки», которые имели зарплату, сравнимую с учеными, остались ни с чем, и труд их мог оплачиваться только в рамках тарифной сетки. Профсоюз настойчиво обращался в Государственную Думу, подчеркивая: труд этой категории по сложности несравним с трудом в производственной сфере, поэтому ее нужно квалифицировать как «сферу научного обслуживания», что позволяло делать выплаты вне рамок тарифной сетки. И вот цитата из стенограммы заседания ГД со словами Н.И. Булаева: «Еще одно изменение сделано нами по предложению профсоюза РАН… в базовом законе сохраняется понятие «работник сферы научного обслуживания». На наш взгляд, это затрагивает большой пласт проблем, касающихся работников научных учреждений, и не только академических». Так профсоюзу удалось «подтянуть» и заработную плату научно-технического персонала институтов РАН.
4. Недопустимо низкие стипендии аспирантов и докторантов РАН всегда были предметом настойчивых обращений профсоюза в высшие органы власти РФ, требований, поводами для акций протеста. Мы направили обращение в Комитет по науке и информационным технологиям ГД. Итог — еще одна цитата из стенограммы думского заседания по поправкам к бюджету (из выступления Б.С. Кашина): «В основе этой поправки лежат предложения, выработанные профсоюзом работников РАН. Профсоюз предлагает поднять стипендии аспирантам с 1500 до 8–10 тыс руб. в месяц. Я хотел бы, чтобы вы ответили — может ли аспирант жить на полторы тысячи рублей и что-то делать? ...Изучите опыт советский, изучите опыт западных стран — такого позора нигде нет!» И вот с ноября 2011 г. установлена стипендия аспирантам в 6 000 руб. и докторантам в 10 000 руб. Да, это меньше, чем просил профсоюз, но все же…
Таковы лишь некоторые эпизоды деятельности профсоюза, оказавшей конкретное влияние на заработную плату сотрудников РАН, выраженную в рублевом эквиваленте. А ведь были успешные акции протеста 2006 г., когда институты оставались без финансирования на второе полугодие, 2010 г., когда секвестр академического бюджета привел к катастрофическому положению с коммунальными платежами в институтах РАН…
Почему же сотрудники институтов не знают или не замечают успешных действий профсоюза в этот период? Почему по-прежнему можно услышать — зачем нам профсоюз? Не исключено, что если бы все доплаты, начисления, стипендии, все, что отвоевал профсоюз, выдавалось бы через профсоюзную кассу — понимание бы пришло..
На протяжении всего 25-летнего периода профсоюз видел свою задачу в защите трудовых прав сотрудников, в сохранении Академии наук, ее институтов и рабочих мест. В этом интересы профсоюза, президиума РАН и ее президента совпадают. Поэтому мы получали поддержку нашим обращениям, акциям протеста. Приведу лишь некоторые примеры.
1. В 2008 г. был запущен «пилотный проект», в ходе  которого научные сотрудники получали существенную добавку к заработной плате, что профсоюз, конечно, приветствовал, но требовалось сократить 20% научных сотрудников, с чем согласиться нельзя было категорически. Научный потенциал Академии наук к тому времени понес и без того большие потери в связи с низкой оплатой труда. Значительная часть ученых ушла в бизнес структуры, уехала за рубеж и т.д. Акции протеста, митинги, обращения ни к чему не привели. Тогда за счет сокращения совместителей, а в некоторых институтах по инициативе профсоюза, за счет того, что все члены коллектива переходили на часть ставки, сохранялся научный потенциал организации. В результате к концу реализации «пилотного проекта» реально было сокращено лишь 7% сотрудников.
2. В 2012 г. Министерство образования и науки подготовило законопроект, где искажалась суть трудового соглашения на неопределенный срок, из-за чего все научные сотрудники фактически были бы переведены на срочные контракты. Профсоюз, ссылаясь на Трудовой кодекс РФ, сумел не допустить искажения трудового соглашения и сохранить для сотрудников бессрочные контракты.
3. В срок до 24.10. 2012 г. в Правительство РФ должна была быть представлена программа «Развитие науки и технологий на 2013–2020 гг.». Однако программа, разработанная Академией и являвшаяся единственным основанием для бюджетного финансирования институтов РАН, была проигнорирована. По призыву профсоюза в институтах прошли протестные собрания, в Министерство образования и науки, Правительство РФ и Государственную Думу были направлены тысячи резолюций и обращений. В результате  23.10.2012 г. на экстренном заседании Правительства РФ была достигнута договоренность о том, что программа фундаментальных исследований, разработанная РАН, войдет в новую программу «Развитие науки и технологий».
4. В 2013 г. Правительством РФ в Государственную Думу внезапно был внесен проект закона «О реформировании РАН», по сути, направленный на ликвидацию Академии наук. Профсоюз сразу создал штаб «протестных действий». По его призыву по всей стране прошли многочисленные собрания протеста, митинги, было собрано и передано в Правительство РФ 126 000 подписей под петицией протеста. Профсоюз провел пикетирование Государственной Думы и Совета Федерации РФ. В средствах массовой информации этот проект назвали «резонансным», и этот «резонанс» во многом организован профсоюзом РАН. В результате остановить принятие закона не удалось, зато удалось в значительной степени его трансформировать, сохранив институты РАН.
5. В условиях перехода институтов РАН в ведение ФАНО России, которое стало их учредителем, а следовательно, работодателем, профсоюз сразу обратился с требованием утверждения системы оплаты труда в учреждениях, подведомственных ФАНО, причем обратил внимание, что заработная плата работников не может быть меньше заработной платы, выплачиваемой в соответствии с ранее применяемой системой оплаты труда (ТК РФ). Затем во исполнение требований Трудового законодательства профсоюз обратился  в ФАНО с предложением заключить межотраслевое соглашение, что и было сделано 04.12.2015 г. Таким образом, между работодателем и представителями трудовых коллективов (профсоюзом) установлены регламентированные взаимоотношения. Нужно сказать, что между профсоюзами РАН и ФАНО сложились нормальные рабочие отношения, что отмечают обе стороны.
6. Однако тон реформированию РАН задает не ФАНО, а Министерство образования и науки, которое разрабатывает «дорожные карты», «методические рекомендации» и т.д. В начале 2015 года на сайте МОН появился документ, принятие которого привело бы к полнейшему разрушению институтов РАН. Этот документ назывался «Методические рекомендации по распределению субсидий, предоставляемых федеральным государственным учреждениям, выполняющим государственные работы в сфере научной (научно-исследовательской) и научно-технической деятельности». Согласно этому документу 75% бюджетного финансирования институтов должно проходить на конкурсной основе. Это означает, что если одна лаборатория (институт) выиграла по конкурсу, то другая проиграла, а значит, не получает бюджетного финансирования и, следовательно, ликвидируется. В этом же проекте предложено ввести позиции ведущих (выдающихся) ученых, оклад которых должен быть увеличен в 3–4 раза без увеличения бюджета институтов РАН. Что невозможно без сокращения сотрудников в той же пропорции.
Этот проект был выставлен на сайте МОН для общественного обсуждения на ограниченный срок — с 14 по 29 апреля. И никто, подчеркиваю, никто — ни ФАНО, ни президиум РАН — не высказался по поводу этого губительного для Академии проекта. Никто, кроме профсоюза РАН! В подтверждение привожу цитату из публичного выступления зам. министра образования и науки Л.М. Огородовой на конференции научных сотрудников, проведенной по инициативе профсоюза:
«По результатам проведения общественного обсуждения с 14 апреля по 29  апреля 2015 г. замечания на проект методических рекомендаций поступили лишь от профсоюза РАН. Следует отметить, что Минобрнауки России испытывает дефицит конструктивных предложений от научного сообщества на предмет совершенствования методических рекомендаций». В результате «Методические рекомендации», которые должны были быть введены с 01.01.2016 г., во-первых, отправлены на доработку, а во-вторых, их принятие отложено на 2017 г.
8. Руководителям региональных отделений и директорам институтов РАН поступило письмо от 19.10.2016 г. за подписью президента Академии В.Е. Фортова и руководителя ФАНО М.М. Котюкова,  в котором предлагалось провести внутреннюю внеплановую аттестацию научных сотрудников. Профсоюз тут же отреагировал, направив письмо руководству ФАНО и РАН, в котором указал на незаконность рекомендованной внеплановой аттестации. В результате действия профсоюза признаны правильными, а рекомендации изменили направленность с формулировкой: «…провести внутренний анализ эффективности деятельности научных сотрудников». Причем подчеркнуто: «Дополнительно сообщаем, что данная процедура не является аттестацией научных сотрудников, проводимой в соответствии с законодательством РФ и нормативными документами, утвержденными МОН РФ».
Повторюсь: выше перечислены лишь некоторые эпизоды нашей деятельности. Кроме того, за 25 лет профсоюзом проведено множество акций протеста, митингов, демонстраций по конкретным поводам, требующим принятия неотложных мер. Велась постоянная работа с парламентскими партиями, с Государственной Думой и Советом Федерации РФ.
За это время профсоюз, без которого работник нередко остается один на один с администрацией, зачастую нарушающей трудовое законодательство по незнанию, разрешил немало трудовых споров, не прибегая к судебным разбирательствам.
Кроме того, если вы посмотрите  уставы институтов, проекты устава федерального исследовательского центра, то не найдете в них обязанности сохранять, а тем более развивать объекты социальной сферы. До реформы РАН под давлением со стороны профсоюза администрации президиума РАН, отделений и научных центров находили возможность поддерживать оздоровительные лагеря, детские садики и поликлиники. Теперь же эта сфера практически обрушена. Особенно тяжелое положение с академическими поликлиниками. И только профсоюз продолжает отстаивать социальную сферу, обращаясь в ФАНО, Правительство РФ и к Президенту страны. Правда, успехов мало, хотя в некоторых регионах ситуация терпимая.
Самое деятельное участие профсоюз принимает в решении жилищной проблемы — это и жилье для молодых ученых, и служебное жилье, и жилищные кооперативы. Во многом поэтому успешно развивается строительство кооперативного жилья в Сибирском отделении РАН, служебного жилья по инвестиционным проектам в Екатеринбурге.
Именно профсоюз проводит спортивные Академиады, чемпионаты отделений по различным видам спорта, культурно-массовые мероприятия. Наверное, сказанного достаточно, чтобы понять, зачем нужен профсоюз.
 Другой традиционный вопрос: почему все названные усилия и средства идут во благо всем сотрудникам, а не исключительно членам профсоюза?  Да, ироничный тезис «Пиво только членам профсоюза» актуален и в ХХI веке даже для интеллектуальной элиты страны. Да, преференции для таких членов есть, и они перечислены в Трудовом кодексе РФ, но не более того. Ведь, с другой стороны, наши профессиональные трудовые права необходимо отстаивать организованно, без разделения по категориям. И поэтому профсоюз нам нужен мощный, а не в виде группы энтузиастов.
Наконец, нередко поступают вопросы об отчислении членских взносов размером в 1% от заработной платы, прежде всего от высокооплачиваемых сотрудников. Причем, когда заработная плата была ничтожной, такой проблемы не возникало.  Поясню: процент отчисления профсоюзных взносов определяет съезд профсоюза. Но, во-первых, ни одна первичная или региональная организация вопроса об их уменьшении не поставила. Во-вторых, более 70 % взносов остаются в первичных организациях, которые вправе ими распоряжаться в интересах своих членов. А в-третьих, сметы о расходовании средств, отчисляемых в Центральный совет и региональные организации, открыты и выставлены на соответствующих сайтах.
…Сегодня нужно активизировать профсоюзную работу прежде всего в первичных и цеховых (лабораторных) профсоюзных организациях в плане информирования каждого члена профсоюза о деятельности центральных и региональных организаций, о проблемах научного сообщества, института, лаборатории. Убежден: следует обязательно участвовать в законных акциях протеста по призыву профсоюза (собраниях, митингах, подписании коллективных писем и др.) Уверяю, без серьезного повода вас не позовут. Надо избирать наиболее активных, принципиальных лидеров профсоюзных организаций всех уровней и не относится к этому по принципу: «лишь бы не меня» или «это мне надо»? Именно тебе, всем нам  это и надо, а больше никому. Потому что профсоюз отстаивает именно наши социально-трудовые права.
А.И. Дерягин,
заместитель председателя профсоюза РАН
Фото: на 1-й с. — выступление А.И. Дерягина на Центральном Совете профсоюза; на с. 6  — собрание протеста против реформы РАН в Екатеринбурге; вверху — митинг протеста профсоюза в Москве;
внизу — митинг протеста против реформы РАН в Уральском отделении
Год: 
2017
Месяц: 
май
Номер выпуска: 
9-10
Абсолютный номер: 
1156
Изменено 23.05.2017 - 11:58


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
popov@prm.uran.ru +7(343)374-54-40