Skip to Content

ЛИНГВИСТИКА — НАУКА ЭКСПЕДИЦИОННАЯ

Полтора года назад Уральское отделение РАН пополнилось новым членом-корреспондентом — лингвистом Еленой Львовной Березович. Елена Львовна родилась в Свердловске, окончила филологический факультет УрГУ. Еще студенткой начала работать на кафедре русского языка и общего языкознания: сначала лаборантом, затем ученым секретарем топонимической лаборатории. В 1992 г. защитила кандидатскую диссертацию «Семантические микросистемы в русской топонимии», в 1999 — докторскую «Русская топонимия в этнолингвистическом аспекте». С 2001 г. — начальник топонимической экспедиции УрФУ. С 2010 — главный редактор международного журнала «Вопросы ономастики». Профессор РАН с 2015 г., в октябре 2016 г. избрана членом-корреспондентом РАН по Отделению историко-филологических наук. В 2006–2014 гг. — по совместительству ведущий научный сотрудник Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН. Член экспертного совета ВАК РФ по филологии и искусствоведению.
— Елена Львовна, биографии обычно начинаются рассказом о родителях. Но в науке нужно, наверное, начать с учителей, с истории уральской ономастической школы…
— Я горда, что могу считать себя продолжателем традиции. Школа была основана в начале 1960-х годов Александром Константиновичем Матвеевым, впоследствии членом-корреспондентом РАН. Он создал и привил своим ученикам замечательный сплав трех основных принципов, отличающих школу. Во-первых, это поисковость — он считал, что языковед должен добывать материал прежде всего сам, «выхаживать» своими ногами, в полевых экспедициях. Сын профессора геологии, он всегда старался опираться на результаты экспедиционной работы. Во-вторых, это историчность. Всякий языковой факт должен быть понят с точки зрения его происхождения, развития. В эпоху преобладающего синхронизма в языкознании Александр Константинович был убежденным диахронистом. В-третьих, у Матвеева была любовь к «чистому» факту без придуманных красивых теорий, которые иногда опережают анализ материала. Мы гордимся, что основа нашей деятельности — Топонимическая экспедиция — не прекращала работу ни на один год, в то время как в 1990-е гг. повсеместно объемы полевой работы резко сократились, а кое-где она просто сошла на нет. Наша экспедиция вот уже почти 60 лет беспрерывно работает на огромной территории, охватывающей Средний Урал, Русский Север, Верхнее Поволжье, Западную Сибирь и др. Это сбор изначально топонимии, то есть географических названий, а затем к этому добавились и другие разряды ономастики (собственных имен): народные названия звезд, животных, коллективные прозвища, а потом и диалектная лексика. Был выпущен Словарь говоров Среднего Урала в 7 тт. и Дополнения к нему (1964–1996), сейчас работаем над Словарем говоров Русского Севера. Выпущено уже шесть томов, впереди еще как минимум десять.
— А почему именно Русский Север?
— Архангельская и Вологодская области теснейшим образом связаны со Средним Уралом, потому что заселение Урала в большей части шло именно из этого региона. Несмотря на то, что на Севере работают многие, мы занимаем свою нишу благодаря нашей методике фронтального направленного сбора материала. Мы прочесываем подряд все деревни, вплоть до хуторов, состоящих из одного дома, собираем названия каждой лужи, каждого холмика, если речь идет о топонимах. Раньше экспедиция собирала в основном ту лексику, которая способна пролить свет на происхождение географических названий. Сейчас мы расширили объект исследований: собираем все на свете, включая народные названия нечистой силы, игр, болезней и так далее. Практически все, кто работает на нашей кафедре, имеют полевую биографию.
— Каков же масштаб этой экспедиционной работы?
— Когда мы готовили книгу о Топонимической экспедиции к ее 50-летнему юбилею — а первый выезд состоялся в 1961 г., — мы подсчитали, что в ее работе участвовало более 500 человек, почти 2 000 человеко-выездов. Сейчас, конечно, уже больше. Экспедиция была и остается большой и человеческой, и научной школой, воспитавшей не одно поколение лингвистов. Дух экспедиции создают все ее участники, но особая роль принадлежала и принадлежит профессору Марии Эдуардовне Рут, которая много лет была начальником экспедиции, а ныне заведует нашей кафедрой. Это тоже мой учитель во всем — в науке, в педагогике, в жизни.
— Александр Константинович Матвеев занимался прежде всего географическими названиями финно-угорского происхождения. Широкому кругу читателей он известен как автор научно-популярных книг по топонимике «Неройки караулят Урал» и «Вверх по реке забвения». А в какую сторону смещаются сегодня научные интересы созданной им школы?
— Для нас финно-угроведение остается одной из важнейших доминант. Тем более что специалистов, занимающихся финно-угорским субстратом, в нашей стране сейчас по пальцам пересчитать. На нашей кафедре работает целая плеяда финно-угроведов, продолжающих дело Александра Константиновича, — доктора филологических наук Т.Н. Дмитриева, Н.В. Кабинина, кандидаты филологических наук О.В. Мищенко, А.А. Макарова, О.А. Теуш.
Помимо этого, с начала 2000-х гг. на нашей кафедре активно развивается славистика. Это позволило нам не только преподавать польский, чешский, болгарский, сербский языки, создать специализацию по славянским языкам с изучением сравнительной фонетики, славянских литератур и др. Мы еще смогли включить наши научные исследования в контекст славистики. Это произошло во многом благодаря теснейшим контактам с московской этнолингвистической школой во главе с академиком Светланой Михайловной Толстой. Сектор этнолингвистики и фольклора Института славяноведения РАН, который Светлана Михайловна возглавляет после ухода из жизни в 1996 г. ее супруга, академика Никиты Ильича Толстого (лауреата научной Демидовской премии 1994 г. ред.), — это ведущая школа отечественной славистики, у них есть чему поучиться. Почти два десятка лет мы организуем совместные конференции, идет оппонирование диссертаций, работы по совместным грантам и др.
На стыке наших традиционных исследований русской диалектологии и этимологии со славистикой появилась уральская этнолингвистическая школа, в рамках которой защищено уже более двух десятков диссертаций. Сейчас нашим аспирантам удается представлять в исследованиях на равных правах по отношению к русскому материал других славянских языков, то есть фактически создана достаточная сопоставительная база для исследований.
Мы подключили к финно-угорским языкам славянский фон для русской лексики. Это хорошо отражено в названии выполняемого нами сейчас гранта РГНФ «Контактные и генетические связи северно-русской лексики и ономастики». В области славистики работают такие наши исследователи, как кандидаты филологических наук Л.А. Феоктистова (она, по сути, создала у нас это учебное направление), Ю.А. Кривощапова, К.В. Осипова, Е.Д. Бондаренко, Е.О. Борисова, Н.А. Синица.
— Вы еще и главный редактор журнала «Вопросы ономастики», который издается совместно с Институтом русского языка им. В.В. Виноградова РАН…
— Журнал был организован в 2004 г. благодаря поддержке Светланы Михайловны Толстой и возглавлявшего ИРЯ академика Александра Михайловича Молдована (сейчас он научный руководитель института) — одного из тех людей, которые думают не о личном благе, а о судьбах науки в стране.
На базе сборников «Вопросы ономастики», которые выходили в УрГУ с 1963 г., мы создали журнал, который смог собрать остатки отечественной ономастики. К сожалению, в 1990-е гг. пострадали многие научные школы, экспедиции прекратили свое существование, специалисты ушли в другие направления науки… Вначале нам удавалось собирать качественный портфель статей раз в год, и мы не знали, получится ли это в следующий раз. Однако постепенно удалось в известной мере консолидировать оте-чественные исследования в области ономастики. Конечно, это не только наша заслуга, но все-таки журнал немало способствовал возрождению этого направления. Сейчас мы выпускаем три номера в год, портфель наш переполнен. Мы могли бы делать четыре-пять номеров, но на это пока нет сил и ресурсов. Два года назад мы вошли в Web of Science: там всего три журнала по ономастике, и по уровню мы не хуже остальных. Еще лет пять-шесть назад статьи зарубежных ученых были у нас очень редки, некоторые из них могли прислать нам то, что уже где-то было опубликовано, но сейчас круг авторов резко расширился, к нам относятся с уважением. Меня очень радует, что в создании журнала сейчас решающая роль принадлежит команде молодых кандидатов наук — А.А. Макаровой, Д.В. Спиридонова, О.Д. Суриковой, В.С. Кучко.
— Полтора года назад вы стали членом-корреспондентом. Как Вы видите свое место в Отделении и перспективы совместной работы с его институтами?
— Если думать о будущем конструктивно, то хотелось бы, чтобы в Уральском отделении появилась какая-то филологическая группа — может быть, сектор истории языка? В Сибирском отделении РАН есть Институт филологии, где работает наш коллега академик А.Е. Аникин, а вот на Урале подобной структуры нет. Полагаю, что у нашей научной школы вполне академический уровень исследований и фундаментальные задачи. Есть хороший кадровый потенциал, молодые перспективные сотрудники, но сегодня они работают исключительно благодаря грантовой поддержке. К сожалению, оптимизация высшей школы оставила многих без преподавательской деятельности. Работа в институте РАН могла бы быть для нашей научной молодежи крайне привлекательной. Возможно, вначале следует задуматься о какой-то координации полевой деятельности, поскольку в УрО РАН есть серьезный экспедиционный опыт, к примеру, у члена-корреспондента А.В. Черных, в чем-то перекликающийся с нашим.
— В марте вы сделали научный доклад на заседании президиума УрО РАН, который вызвал живой и одобрительный отклик (см. «НУ» № 6 с.г.). В нем речь шла о произвольных трактовках лингвистического материала, впрямую сближающихся с понятием лженауки…
— Защита научного мышления, научной методологии — важный аспект научной работы, и я была вдохновлена поддержкой академика М.В. Садовского, предложившего мне переработать это выступление в научно-популярную статью. Решение обсуждать эти темы возникло в результате работы в советах по защитам диссертаций и в экспертном совете ВАК: увы, некоторые представленные диссертационные работы могут проходит скорее по ведомству псевдонауки. Недобросовестные спекуляции на лингвистические темы существовали всегда, но в последнее время их стало существенно больше. Они делятся на два основных направления — этимологические, нередко сопровождаемые надуманными идеологическими аргументами об «исконном» происхождении всех слов языка (в данном случае русского) и лингвокультурологические, когда из наличия в языке тех или иных слов делаются пафосные выводы о национальном характере.
Я действительно готовлю сейчас статью о псевдонауке. Я уже несколько раз переписала и расширила этот текст, потому что он носит скорее просветительский характер. Такого рода анализ недостаточно просто опубликовать, его необходимо неоднократно проговаривать в разных аудиториях. Я успела рассказать об этом на Дне филолога в Екатеринбурге, а также преподавателям и студентам Пермского национального исследовательского университета. В апреле состоялся мой доклад на сходную тему в Бельгии, на конференции по языковой и культурной семантике в Генте. Я не собираюсь на этом останавливаться, это мой научный гражданский долг.
К сожалению, поводы для разговора о псевдонауке появляются постоянно. Уже после моего доклада на заседании президиума УрО РАН в «Литературной газете» (№ 12 (6636), 21.03.2018) была опубликована статья челябинского журналиста В. Писанова «Мина, заложенная Максом Фасмером». В ней автор прямо обвиняет выдающегося русско-немецкого ученого, создателя «Этимологического словаря русского языка» в содействии Геббельсу и «мистическому обществу Аненербе» в попытке доказательства неполноценности русского народа путем указания на заимствования иноязычных слов. Автор перевирает факты и щедро домысливает идеологический контекст, не утруждая себя доказательствами. Этой публикацией уважаемая когда-то газета «отметила» 60-летие словаря и 45-летие его русского издания в переводе академика О.Н. Трубачева. Научная общественность не смогла промолчать, прежде всего нас поразила нравственная сторона вопроса: во всех своих попытках опровергнуть современную науку еще никто из лжеученых не опускался до политической клеветы и не переходил на личности. 17 мая в газете «Троицкий вариант» вышла статья академика А.Е. Аникина «Омраченный юбилей» с подробным анализом позиций; здесь же опубликовано письмо Института русского языка, в котором ученые требуют опровержения. Длинный список подписей, более 500, в поддержку письма начинается с пяти академиков и 15 членов-корреспондентов, далее идут профессора университетов России, Америки, Болгарии, Германии, Польши, Сербии, Украины, Швейцарии и др. Можно было бы набрать еще не одну сотню подписей. Что отвечает газета, возле названия которой — силуэты Пушкина и Горького? «Подготовьте аргументы». Увы, прав академик А.А. Зализняк: сегодня ценность мнения выше ценности истины. В следующий раз они напишут, что Земля плоская — и попросят протестующих географов аргументы представить?
— Увы, защищать научный метод гораздо труднее, нежели нападать на него… Надеюсь, что мы сможем увидеть ваш текст и на страницах нашей газеты.
Интервью вел
А. Якубовский
Фотопортрет
С. НОВИКОВА
 

 

Год: 
2018
Месяц: 
июнь
Номер выпуска: 
12
Абсолютный номер: 
1178
Изменено 26.06.2018 - 11:29


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47