Skip to Content

ВСПОМИНАЯ О БОЛЬШОМ УЧЕНОМ

В октябре в Институте физики металлов отметили 110-летие со дня рождения лауреата Государственной и Ленинской премий, доктора технических наук, профессора П.А. Халилеева.
Будущий ученый родился в 1909 году в Астрахани в семье отставного военного Акима Григорьевича Халилеева, инспектора Рыбнадзора, и Марии Михайловны Халилеевой, выпускницы Смольнинского института благородных девиц. В родительском доме были мастерские со станками для обработки дерева и различных металлов, а также плавильня и кузница. Отец выписывал много журналов, где сообщалось о последних достижениях в области науки и техники. С самых ранних лет Павел Халилеев полюбил проводить химические опыты и физические эксперименты вместе с отцом и двумя братьями. А от матери он унаследовал умение играть на фортепиано и любовь к классической музыке.
...После революции, спасаясь от голода и ужасов Гражданской войны, семья переехала на родину матери в городок Красное под Смоленском. Там Павел окончил среднюю 9-летнюю школу и, проучившись два года в Смоленском педагогическом институте, поступил на второй курс Лениградского политехнического института. Вот что писал об этом времени сам Павел Акимович в книге «XX век моими глазами» (Екатеринбург: УрО РАН, 2001): «Третий курс. Вот когда началась настоящая физика! Пошли один за другим сногшибательные лекции. Электродинамика, термодинамика, статистическая физика, молекулярная физика… потом — квантовая механика и теория относительности. Электродинамику нам читал Фредерикс, термодинамику — Бурсиан. Оба были в то время прославленными учеными, как у нас, так и за рубежом».
Учеба в университете помогала Халилееву совершенствоваться как экспериментатору. Практика проходила в Ленинградском физико-техническом университете (ЛФТИ) у академика Абрама Федоровича Иоффе. В лаборатории А.И. Шальникова Павлу Халилееву поручили изготовить небольшую вакуумную установку со стеклянным диффузионным насосом. Пришлось многое сделать своими руками, особенно для насоса. После внимательного осмотра Шальников сказал всем присутствовавшим: «Предсказываю, что перед нами — талантливый экспериментатор». Эти слова дошли и до Иоффе. Поэтому не было ничего удивительного в том, что по предложению А.Ф. Иоффе после окончания Ленинградского политеха Халилеева распределили в новый институт УралФТИ, который собирались создавать в Свердловске. Это было в 1932 году, когда Павлу Акимовичу было 22 года и он только начал работу в группе Исаака Константиновича Кикоина, будущего академика, сподвижника и в дальнейшем ближайшего помощника создателя советского атомного оружия и атомной энергетики Игоря Васильевича Курчатова.
Кикоин был всего на год старше Халилеева, но успел поработать в Германии и Голландии. По словам Халилеева, это был бесконечно влюбленный в науку человек. Кикоин поставил перед молодым ученым задачу изучить электрические и тепловые свойства при переходе металлов из твердого в жидкое состояние. По результатам этой работы через четыре года П.А. Халилеев защитил диссертационную работу, но не в Ленинграде, а уже в Свердловске, во вновь созданном Уральском физико-техническом институте, который позднее станет Институтом физики металлов (ИФМ).
На новом месте Павел Акимович начал работать в лаборатории Рудольфа Ивановича Януса, который занимался техническими задачами дефектоскопии. По заданию Януса Халилеев изготовил прибор и выполнил работы по выявлению «непроваров» в сварных швах, трещин по швам и других дефектов на новом свердловском заводе «Уралмаш». После этого Халилеев разработал прибор для контроля глубины и твердости закаленного слоя на плитах броневой стали. Этот прибор очень пригодился во время Великой Отечественной войны. Он был назван «коэрцитиметром» и «доведен до ума» уже М.Н. Михеевым, коллегой и многолетним директором ИФМ как до, так и после войны.
В 1940 году Р.И. Янус поставил перед Халилеевым задачу контроля качества рельсового пути. Многие рельсы остались еще с царских времен и были давно изношены, в них появились скрытые и глубокие трещины. Имевшиеся разработки по контролю опасных дефектов требовали длительного процесса измерения, что не позволяло контролировать десятки тысяч километров рельсового пути по всей стране. Халилеев предложил использовать колесные пары как постоянные магниты, для этого на колесной оси наматывали намагничивающие катушки. Одно колесо было условным Северным полюсом, а другое — условным Югом этого магнита. Вторая пара колес позволяла замыкать магнитное поле на небольшом участке на обоих рельсах. Между двумя полюсами близко к рельсу находилась измерительная катушка. Если в рельсовом материале не было дефекта, то при движении дефектоскопической дрезины на приборе-регистраторе шел постоянный сигнал. При наличии трещины или дефекта магнитный поток выходил на поверхность и регистрировался измерительной катушкой. На приборе-самописце появлялся «всплеск». И чем быстрее двигалась дрезина, а позднее вагон-дефектоскоп, тем измерения становились точнее. Успешные испытания дрезины-дефектоскопа были проведены Халилеевым в 1941 году на Южном Урале. Сегодня во всем мире проводят контроль рельсового пути тысячи дефектоскопов, впервые разработанных Павлом Акимовичем Халилеевым.
После испытаний рельсового дефектоскопа у П.А. Халилеева появилось новое задание от Рудольфа Ивановича Януса. Вот как об этом сказано в книге Б. Путилова «С.В. Вонсовский» (Свердловск: Средне-Урал. кн. изд-во, 1981.): «Ко мне тут моряки приезжали, — сказал Рудольф Иванович. — Слезно просят срочно сделать прибор, который помог бы им обнаруживать морские мины и подводные лодки. Ясно, что в этом большом деле речь идет о малых, или слабых, магнитных полях». И Халилеев впрягся в работу, которая завершилась полной его победой — созданием ММП (морского магнитного навигатора). Прибор ММП позволял улавливать небольшие добавки к магнитному полю Земли от объектов под водой. Добавки составляли десятитысячные доли от величины поля Земли. С помощью этого прибора в конце Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы были обнаружены и подняты более 130 немецких и наших затонувших или умышленно затопленных кораблей — целый флот иного государства. За эту работу в 1946 году Павлу Акимовичу была присуждена Государственная премия СССР.
В это же время Халилеев создает новый прибор для аэромагнитной разведки полезных ископаемых. Дальнейшая перспектива была ясна — разработка магнитометров и дефектоскопов. Но вдруг все круто изменилось в его жизни: в числе лучших ученых Павла Акимовича посылают в важнейшую тогда отрасль, которая занималась созданием нового оружия — атомного.
«В мае 1947 года П.А. Халилеев был переведен в Верх-Нейвинск на строительство мощной лаборатории секретного завода по диффузионному разделению изотопов урана. Необходимо было создать центрифугу для разделения изотопов. Небывалые трудности свалились на головы физиков. Но решение, как это часто бывает, оказалось потрясающе простым — и гениальным... Американцы, побывавшие позднее в Верх-Нейвинске, заявили, что ничего похожего на показанные им цеха нигде в мире нет — ни по качеству машин, ни по экономичности, ни по общей организации процесса, ни по мощностям. А побывавший на заводе академик С.В. Вонсовский отметил, что цех длиной в километр, в котором смонтированы миллионы центрифуг, производит потрясающее впечатление» (из воспоминаний В.Е. Щербинина и Г.С. Корзунина). В 1961 году за совокупность работ по центробежному методу разделения изотопов урана X. Муринсон, Д. Буртин и П. Халилеев были отмечены Ленинской премией.
Проработав на закрытом заводе 16 лет, в 1962 году доктор технических наук П.А. Халилеев возвращается в свой родной Институт физики металлов, где продолжает трудится вместе с Р.И. Янусом по любимой тематике — созданию локальных феррозондовых магнитометров и над новой задачей — трубной дефектоскопией. Вместе с коллегами разрабатываются миниатюрные феррозондовые преобразователи, которые находят широкое применение в самых различных отраслях науки и техники, от медицины до космоса. Особое внимание Халилеев уделял проблеме создания надежных дефектоскопов для контроля качества нефтегазового оборудования, прежде всего труб. «Поиск коррозии и других дефектов в стенках магистральных газо- и нефтепроводов — дело ответственное, ведь любая незамеченная трещина со временем может привести к трагедии. Под руководством П.А. Халилеева были разработаны первые отечественные внутритрубные дефектоскопы. При его непосредственном участии в начале 1990-х годов сотрудниками лаборатории электромагнетизма Б. Патроманским, В. Лоскутовым и другими была создана компания ЗАО НПО «Спецнефтегаз», в настоящее время НПЦ «Внутритрубная дефектоскопия». В России и во многих странах работают сотни внутритрубных снарядов-дефектоскопов, разработанных учениками П.А. Халилеева. Достигнутая высочайшая точность диагностики, высокая производительность и приемлемая стоимость контроля трубопроводов позволили отказаться уже в середине 1990-х от услуг зарубежных фирм» (из воспоминаний В.Е. Щербинина и Г.С. Корзунина).
Хотелось бы сказать, что П.А. Халилеев помимо научного признания имеет и боевую награду — орден Красной Звезды (1945). Павел Акимович единственный из уральских ученых был удостоен чести стать участником военного парада 9 мая 1985 года в честь 40-летия Победы над фашисткой Германией.
Сотрудники Института физики металлов УрО РАН всегда будут гордиться тем, что многие годы здесь работал Павел Акимович Халилеев —  Ученый с большой буквы и прекрасный человек.
М.Б. Ригмант,
кандидат физико-математических наук
Год: 
2019
Месяц: 
ноябрь
Номер выпуска: 
23
Абсолютный номер: 
1204
Изменено 29.11.2019 - 15:18


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47