Skip to Content

ГДЕ НЕФТЬ, А ГДЕ ГАЗ?

Геологи Федерального исследовательского центра комплексного изучения Арктики УрО РАН выявили закономерность в протекании современных геодинамических процессов в зоне Северного Ледовитого океана. Дальнейшие исследования могут помочь в поиске новых месторождений углеводородов.
Океаническая кора Земли характеризуется рядом геодинамических режимов. Как и в других океанах, в Северном Ледовитом имеется зона раздвигания жестких литосферных плит — так называемая зона спрединга. Однако в зонах, расположенных ближе к побережью Северного Ледовитого океана, в настоящий момент возникают структуры подъема и идет образование зоны субдукции, где происходит погружение одной литосферной плиты под другую. В континентальной части Евроазиатской литосферной плиты области быстрых погружений приурочены, например, к окраинам Восточно-Европейской платформы и Баренцевоморской плиты и обусловлены поступлением аномальной мантии из-под смежных океанических бассейнов. Кроме того, проявляются тенденции, свидетельствующие о столкновении литосферных плит. Так, северо-западная часть Балтийского щита испытывает быстрое поднятие.

— Воздымание структур земной коры происходит вдоль побережья Северного Ледовитого океана на континентальной части, воздымаются и островные территории, что говорит об определенном характере поля деформаций. Возможно изменение сейсмического режима, поскольку меняется характер деформации пород. Ранее считалось, что зона спрединга проходит относительно небольшой полосой по дну Северного Ледовитого океана — по 28-ю шкалу Ламонта. Сейчас зона спрединга сформировала полосу вдоль побережья приблизительно до 60 градуса северной широты, которая начинает образовывать единую структуру с едиными законами взаимодействия, комментирует ситуацию главный научный сотрудник лаборатории глубинного геологического строения и динамики литосферы Института геодинамики и геологии ФИЦКИА УрО РАН, доктор геолого-минералогических наук Юрий Кутинов (Архангельск).
Согласно стандартным представлениям ученых-геологов, в зонах спрединга и субдукции протекают противоположные процессы — растяжение и сжатие. Но, как показали исследования лаборатории глубинного геологического строения и динамики литосферы ФИЦКИА УрО РАН, «антиподам» свойственны сходное послойно-блоковое движение пород и чередование режимов сжатия и растяжения. Иначе говоря, в геодинамике разнящихся процессов, происходящих в субрегиональных структурах (Восточно-Европейская платформа, Тимано-Печорская плита, Западно-Сибирская, Восточно-Сибирская древняя платформа), обнаружились аналогичные условия и одинаковые геодинамические режимы.
При проведении исследований ученые ФИЦКИА УрО РАН использовали авторскую методику расчета векторов скольжения горных масс в очагах землетрясений, разработанную доктором геолого-минералогических наук Таисией Беленович, а также стандартный метод расчета тензора деформации. Выполненный архангельскими исследователями подсчет векторов скольжения горных масс в очагах землетрясений выявил косой сдвиг пород, благодаря чему и были определены названные тенденции.  
При этом архангельские ученые заметили еще одну закономерность: со стороны зоны спрединга, относящейся к российской территории, горные массы поджимаются (зона сжатия), а с канадской — разрываются (зона растяжения).
В итоге геологи ФИЦКИА УрО РАН выдвинули любопытную гипотезу. Предполагается, что в канадской зоне спрединга могут преобладать газовые месторождения, а в российской — нефтяные.
Обычно при прогнозе залежей нефти и газа используются палеогеодинамические реконструкции развития регионов. Ретроспективный анализ деформаций земной коры, отсылающий на сотни миллионов лет назад, как правило, не дает стабильного результата: у каждого автора обычно получается своя модель. Однако исследования современных режимов геодинамики, включая землетрясения, в перспективе могут принести свои плоды.
Ученые рассматривают две гипотезы происхождения нефти — биогенное (органическое) и абиогенное (глубинное). Органическое образование фактически стало парадигмой: гипотеза проработана, создан инструментарий. Но у абиогенной гипотезы инструментария до сих пор нет, не разработан механизм образования глубинной нефти, хотя такие исследования постоянно ведутся в последние 10 лет. Поэтому сопоставлять гипотезы не совсем корректно, считает Юрий Кутинов.
Практика показывает, что нефть, например, обнаруживалась в кристаллическом фундаменте, то есть там, где не могло быть органики. Продуктивность фундамента на нефть и газ выявлена на площадях в Амаль-Наджила-Нафора, в Хьюготон-Панхендле, в Оринокском нефтяном поясе, в Западно-Канадском бассейне и на Западно-Сибирской плите. Обнаружены подобные месторождения в Юробчено-Тахомской зоне в Сибири.
В ближайших планах ученых лаборатории глубинного геологического строения и динамики литосферы ФИЦКИА УрО РАН — проработка проблем, связанных с геодинамическими режимами на нефтегазовых бассейнах. Предварительные данные показывают: углеводороды могут присутствовать в структурах, находящихся рядом с зоной спрединга и зоной субдукции, и характеризоваться особыми геодинамическими режимами. 
Вадим РЫКУСОВ 
 
Год: 
2020
Месяц: 
апрель
Номер выпуска: 
7
Абсолютный номер: 
1211
Изменено 13.04.2020 - 18:03


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47