Skip to Content

ЧЕЛОВЕК И ВИРУС: ГЛАВНОЕ — ПОЗИТИВНЫЙ НАСТРОЙ

«Наука Урала» продолжает серию публикаций по самой актуальной на данный момент теме — пандемии нового коронавируса. Сегодня наш собеседник — главный научный сотрудник лаборатории иммунологии воспаления Института иммунологии и физиологии УрО РАН, главный детский иммунолог Минздрава Свердловской области, заслуженный деятель науки РФ, профессор, доктор медицинских наук И. А. Тузанкина. 
— Уважаемая Ирина Александровна, прежде чем обсудить, формируется иммунитет к Covid19 или нет, а если формируется, то какой, прошу вас провести небольшой ликбез для неспециалистов. Многие знают, что такое врожденный иммунитет и приобретенный, точнее, адаптивный. Хотелось бы более подробно поговорить о гуморальном иммунитете, когда защитные функции выполняют антитела плазмы крови, и клеточном иммунитете, в частности о его роли в отражении инфекционных атак.
— Давайте начнем с классического определения. Иммунитет (от лат. immunitas — освобождение) — система поддержания постоянства внутренней среды организма — гомеостаза — путем распознавания и удаления чужеродных молекул, которые постоянно попадают к нам извне или образуются внутри в процессе жизнедеятельности. Среди последних могут быть продукты активизации микроорганизмов, живущих в организме человека, — бактерий, грибов, вирусов, мутантных клеток, образующихся из-за ошибок при их делении. Иммунитет обеспечивается благодаря функционированию разнообразных иммунных механизмов при активном участии регуляторных систем — иммунной, эндокринной и центральной нервной. Один из таких механизмов — выработка антител к различным антигенам, в том числе инфекционным. Антитела — это иммуноглобулины, белковые молекулы, которые распознают уникальный элемент патогена, отсутствующий в самом организме, — антиген. Связываясь с антигенами на поверхности патогенов, антитела могут либо непосредственно нейтрализовать их, либо привлекать другие компоненты иммунной системы для участия в общем деле распознавания и удаления чужеродных молекул. Наличие антител к конкретному антигену, в данном случае к коронавирусу, — это и есть тот параметр, который определяется в лаборатории с помощью метода иммуноферментного анализа, например. Другой иммунный механизм — это комплекс реакций, который осуществляется клетками не только собственно иммунной системы, но и других систем — эндокринной, нервной, активно участвуют в них эпителиальные клетки и еще многие другие. В этом процессе активируются макрофаги, натуральные киллеры, антиген-специфические цитотоксические Т-лимфоциты, и в ответ на антиген выделяются цитокины — пептидные информационные молекулы. Но отследить лабораторными методами действие этого комплекса иммунных механизмов — сложная задача, необходимо одновременно провести большой спектр дорогостоящих исследований, требующих соблюдения специальных условий, поэтому в практических целях этого не делают. Вообще разделение на гуморальный и клеточный иммунитет весьма условно, иммунных механизмов множество, и только совместная слаженная работа всех систем живого организма обеспечивает иммунитет, подобно тому как большой симфонический оркестр гармонично исполняет музыкальное произведение.

— Если говорить о тестах на антитела к коронавирусу, почему они нередко оказываются ложноотрицательными или ложноположительными?
— По своей структуре и функциям антитела бывают разных классов. Первыми бросаются на борьбу с чужеродными агентами иммуноглобулины класса M. В начале болезни их ничтожно мало, необходимо время, чтобы организм их выработал, и время это очень индивидуально — у одного человека процесс идет быстрее, у другого медленнее. Мы это наблюдали в марте-апреле, когда тестировали людей, приезжавших из-за рубежа: первое тестирование было отрицательным, поскольку еще не накопилось то количество вирусных агентов, которое тест может уловить. При активном инфекционном процессе иммуноглобулины класса M продуцируются в большом количестве и могут уже служить его маркерами. Иммуноглобулины класса А встречают чужеродные молекулы на всех слизистых оболочках. Если их много, значит, в организме что-то происходит. Наличие иммуноглобулинов класса G — свидетельство ранее состоявшейся встречи организма с патогеном. После выздоровления они могут сохраняться у человека какое-то время: в одном случае несколько месяцев, в другом — всю жизнь. И количество этих антител у людей, перенесших одно и то же заболевание, может быть очень разным. На первом этапе пандемии антитела к Covid19 обнаруживали у 1,5%, а теперь примерно у 20% переболевших. Есть и такие, у кого их вовсе нет. Вероятно, эти люди выздоровели не за счет выработки антител к коронавирусу, а благодаря действию других иммунных механизмов.
— Сейчас высказываются диаметрально противоположные точки зрения по вопросу о том, выработается коллективный иммунитет к Covid19 или нет. Каково ваше мнение?
— Действительно, сейчас ничего определенного сказать нельзя. Циркулирует несколько штаммов Covid19, к тому же коронавирус, как и другие вирусы, мутирует. И люди все разные. Как уже говорилось, иммунные механизмы срабатывают по индивидуальным программам, поэтому и подход к оценке ситуации должен быть персонализированным. Нужны длительные наблюдения, необходимо обследовать большие группы населения и тогда делать выводы.
Пока мы можем оперировать общими представлениями о том, как работает вирус. В человеческую популяцию постоянно вбрасываются новые чужеродные агенты. Задача любого вируса — не убить организм, а приспособить его к себе. Вирусы поселяются в нас и живут с нами, поскольку сами, вне организма, они не могут размножаться.
Первая встреча макро- и микроорганизма может проходить более агрессивно, поскольку это знакомство двух не известных друг другу участников, но постепенно они «притираются», как супруги, которым суждено долго жить вместе, не причиняя друг другу слишком больших неприятностей, иначе равновесие будет нарушено. Но первая встреча может происходить и по совершенно недраматическому сценарию без видимых процессов, благодаря физиологической компетентности макроорганизма или предварительному знакомству с каким-нибудь родственником микроорганизма.
В течение длительного пассажа через человеческую популяцию вирус может утрачивать свою агрессивность. Но так бывает не всегда, случается, вирусы мутируют и в негативном для нас направлении.
Еще одна важнейшая характеристика вирусов — контагиозность. Они стремятся как можно шире распространиться в популяции, «перебрать» всех ее членов. Кого вирус зацепит, а кого нет и насколько серьезно, зависит от генетических особенностей каждого человека, от состояния его иммунной, эндокринной, нервной систем. Если в организме есть генетически заложенный сбой функционирования какой-либо системы, то его встреча с вирусом может быть непредсказуемой. У некоторых пациентов вирусная атака может привести к выработке антител, но могут включиться и другие механизмы иммунитета, например, антитела могут вырабатываться не только к инфекционным агентам, но и к собственным здоровым тканям. А может включиться другой, крайне опасный, механизм — индукция мощного синтеза цитокинов воспаления, или цитокиновый шторм, в результате которого иммунные клетки разрушают и ткани очага воспаления, и соседние ткани, а воспаление приобретает системный характер, охватывая весь организм в целом.
— Не могу не задать вопрос: что ждет нас в будущем?
— Как известно, прогноз — неблагодарное дело. Ученые предсказывали, что наступит эра вирусных, внутриклеточно паразитирующих агентов, когда они будут поселяться и жить с нами всю оставшуюся жизнь. Более того, в настоящее время уже известно, что вирусы могут командовать нами — кому жить, кому погибать, кому работать, а кому стать нетрудоспособным. Они даже могут заставлять наш организм синтезировать цитокины, которые им самим не повредят, а даже обеспечат дальнейшее проживание. Словом, вирусы — это компетентные дирижеры оркестром иммунных механизмов.
 И все же, как уже говорилось, у вируса нет цели нас убить. Поэтому мы можем надеяться на то, что «перебрав» человеческую популяцию, вирусы, виновные в развитии Covid19, хоть и останутся с нами, но мы с ними сможем мирно существовать. Это один из вариантов.
Другой вариант — коронавирус начнет мутировать, это свойственно всем вирусам. Могут увеличиться контагиозность, иммуногенность, токсический эффект.
Предшествующие коронавирусы вели себя по-разному. Например, вирус, вызывавший заболевание, названное атипичной пневмонией, в первые годы XX века начал действовать очень агрессивно, летальность составляла около 9%, а у пациентов отдельных возрастных групп доходила до очень высоких цифр. Однако через полтора года распространение его прекратилось, в том числе и благодаря карантинным мероприятиям, а разработанная против него вакцина оказалась ненужной.
Чтобы делать обоснованные прогнозы, нужно объединить усилия представителей многих научных дисциплин: медиков, которые анализируют особенности течения различных процессов в организме, микробиологов, работающих на уровне микроорганинизмов, генетиков, изучающих генетические вариации микроорганизмов и человека, специалистов в области биоинформатики, которые используют математический потенциал для анализа больших объемов информации. И, конечно, нужно время, чтобы набрать массив данных, проанализировать их, отследить характер развития процесса. Тогда уже станет возможной оценка перспектив.
У нас нет универсальных канонов диагностики и лечения любых заболеваний. Каждый человеческий организм — это школа естествознания. Поэтому сегодня магистральное направление — персонифицированная медицина. Именно такой она была в советское время. И здесь нельзя не сказать о разрушительных последствиях оптимизации российского здравоохранения. Если еще несколько лет назад врачи могли проводить консилиумы и обсуждать состояние пациентов и тактику лечения в рамках должностных обязанностей, то теперь такая возможность осуществляется в условиях повышенной нагрузки. Надеемся, что одним из положительных последствий развившейся пандемии станет возрождение интереса к профессии врача, будут пересмотрены нагрузки на медицинских работников и созданы условия для их непрерывного профессионального роста, придет осознание жизненной важности медицины в обществе. Предпосылки для этого есть.
— Как все-таки избежать встречи с коронавирусом, а если это случится, как минимизировать последствия такой встречи?
— Помимо того, что нужно четко соблюдать общегигиенические правила, о чем нам напоминают на каждом шагу, важно не запускать хронические заболевания, если они имеются. Коронавирус провоцирует их обострение, это становится отягчающим фактором.
Если говорить о рекомендациях по питанию, то желательно присутствие в рационе так называемых антиоксидантов в умеренных физиологических количествах, благо, сейчас много свежих ягод, богатых такими составляющими, несладких, кисловатых фруктов. Очень полезны брусника и клюква. Одна из важнейших добавок —цинк. В обычных продуктах его мало, а этот микроэлемент жизненно необходим клеткам иммунной системы, поэтому хорошо периодически принимать препараты, содержащие цинк, они есть в аптеках.
И, пожалуй, самое главное — стараться позитивно относиться ко всему, что с вами происходит. Любой стресс, подавленное настроение могут стать той самой причиной, по которой инфекционный процесс разовьется в выраженной клинической форме. А у людей чрезмерно эмоциональных может даже развиться патологический процесс, похожий на инфекционный, но им не являющийся. Сбой гармоничного отношения к жизни способен привести к реальному нарушению центральных регуляторных систем организма — нервной, иммунной, эндокринной, и тогда последствия встречи с чужеродной генетической информацией, например, с коронавирусом, станут непредсказуемыми.
Беседу вела
Елена ПОНИЗОВКИНА
 

 

Год: 
2020
Месяц: 
август
Номер выпуска: 
15-16
Абсолютный номер: 
1217
Изменено 31.08.2020 - 17:46


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47