Skip to Content

«НО В ПАМЯТИ МОЕЙ ТАКАЯ СКРЫТА МОЩЬ…»

7 октября в Институте философии и права УрО РАН состоялась всероссийская научная конференция «Политика национальной памяти: теория, практика, дискурс», которая была посвящена 75-летней годовщине Великой Победы. Хотя из-за эпидемиологической обстановки дата проведения переносилась трижды, организаторам все-таки удалось собрать ученых из Москвы и Московской области, Новосибирска и Тюмени, Тамбова и Новотроицка (Оренбургская область), Челябинска. Заочно присутствовали коллеги из Липецка, Ялты, Иркутска и Владивостока, а также из Белоруссии и Кыргызстана. К началу работы 15 докладов уже были опубликованы в виде статей в научном журнале «Дискурс-Пи» (2020, №№ 2 и 3), а в ходе конференции прошла его выставка-презентация. Работа форума проходила в рамках трех панельных дискуссий: «Теоретико-методологические проблемы изучения политики национальной памяти»; «Инфраструктура и ключевые стратегии политики национальной памяти»; «Современные технологии политики национальной памяти».
Во вступительном слове академик Виктор Руденко (ИФиП УрО РАН), отметил, что в связи с усилившимся процессом становления новых идентичностей в современном мире повсеместно происходит переоценка устоявшихся исторических представлений. Активными акторами этого процесса являются органы государственной власти, устанавливающие нормативные параметры политики национальной памяти, и ряд общественных организаций, реализующих эту политику (институты национальной памяти и др.). Поэтому проблемы политики памяти должны быть в фокусе внимания научного гуманитарного сообщества. Однако эти исследования, в том числе посвященные переосмыслению событий и итогов Второй мировой войны, не должны стимулировать противостояние в обществе, а быть нацелены на его консолидацию.
Доктор философских наук Вячеслав Скоробогацкий (УИУ РАНХиГС) рассмотрел соотношение понятий «память» и «политика» в структуре исторического знания. Политика всегда присутствует в историческом знании, но может быть опосредована либо идеологически, либо культурно. Спецификой современной России является то, что мы по-прежнему мало способны к диалогу, а наш современный патриотизм — это та же триада С.С. Уварова «православие, самодержавие, народность», переведенная в ценности начала XXI века. В докладе доктора политических наук Светланы Глушковой (Гуманитарный университет) были подняты острые вопросы взаимосвязи реализации прав человека с политикой памяти. Докладчик подчеркнула, что основные права и свободы как ценности современного российского общества должны быть приоритетными при изучении, интерпретации, переосмыслении исторической и национальной памяти.
Доклад доктора исторических наук Ольги Поршневой (УрФУ) был посвящен проблематике сохранения памяти о Первой мировой войне, ставшей главным «коммеморативным (мемориальным, памятным — ред.) проектом» Запада. На примере поминовения событий Первой мировой войны в СССР автор показала, как политическая пропаганда может менять сознание человека и его отношение к тем или иным событиям. Доктор политических наук Сергей Мошкин (ИФиП УрО РАН) показал, как происходило сначала возвеличение, а потом забвение «Красного дня календаря» — праздника Великой Октябрьской социалистической революции в СССР и постсоветской России.
Кандидат политических наук Виктор Мартьянов (ИФиП УрО РАН) отметил, что причиной особого внимания к политике памяти в российском обществе стал сложившийся status-quo — неустойчивый баланс между потребностями ключевых социальных групп и патерналистской политикой госрегулирования. Образ будущего уходит из политики, а стратегические планы и концепции развития предстают предельно размытыми. Ключевые символы национальной идентичности черпаются главным образом из советского прошлого (Великая Отечественная война, космос). Постсоветское общество паллиативно переключилось на социальную регуляцию с помощью локальных, сословных, корпоративных ценностей.
Кандидат исторических наук Александр Луньков (ИФиП УрО РАН) проанализировал истоки концептуализации политики исторической памяти на примере понятия «русское воинство — христолюбивое воинство», которое стало актуальным в середине XIX в. в связи с Крымской войной. Выступление доцента РГГУ Сергея Донцева (Москва) было посвящено современному дискурсу Русской православной церкви, связанному с Крымом. Он акцентировал внимание на многосоставном характере данного дискурса. Профессор Матвей Ломоносов (Тюмень) рассмотрел Косовский миф в современном сербском обществе, трансляцию которого в публичное пространство ведут три различные группы, которые условно можно назвать «партийной», «национально-патриотической» и «группой скептиков».
Магистрант УрФУ Степан Лифанов в своем выступлении показал, что в странах Восточной Европы доминирующей является модель политики памяти, построенная на теории «двойной жертвы». Аспирант Уральского института управления РАНХиГС при Президенте РФ Кристина Галицкая отметила, что политика национальной памяти представляет собой одну из технологий легитимации власти. В своем выступлении Ян Моисеенко (ИФиП УрО РАН) рассмотрел феномен национальной памяти сквозь призму концепта имажинера, представленного «социологией глубин» Ж. Дюрана.
В рамках второй панельной дискуссии в выступлениях профессора УрФУ Василия Русакова и зав. отделом философии ИФиП УрО РАН Ольги Русаковой была подчеркнута важность изучения инфраструктуры политики новой национальной памяти как целостной системы, включающей организационно-кадровые, институциональные, материально-финансовые и медийные ресурсы. Отмечалось, что многие зарубежные исследования отчетливо демонстрируют интенцию дискредитации вклада СССР в Великую Победу.
В выступлении кандидатов политических наук Дарьи Ковбы и Екатерины Грибовод, посвященном исследованию репрезентаций политики памяти в Беларуси и Казахстане, говорилось о противоречивых процессах использования данной политики в ходе построения национальной идентичности. В сообщении кандидата политических наук Дмитрия Березнякова и кандидата исторических наук Сергея Козлова (Новосибирск) отмечено, что для политики памяти национализирующегося украинского государства характерно присвоение ресурсов различными группами элит из инфраструктуры постсоветской государственности. Кандидат политических наук Валерия Франц (УрФУ) проиллюстрировала использование потенциала «мягкой силы» в политике государств Центральной Азии. В докладе кандидата политических наук Анны Трахтенберг, доктора политических наук Елены Дьяковой и кандидата фмлософских наук Елены Олимпиевой «Установление повестки прошлого: деятельность Уральского филиала комиссии АН СССР по истории Великой Отечественной войны в 1942–1943 гг.» на основе архивных материалов, хранящихся в Государственном архиве общественных организаций Свердловской области, была проанализирована попытка осуществить институализацию памяти о войне, таким образом, чтобы трагический опыт потерь и повседневный опыт тяжелого существования превратились в героический опыт обретений.
С интересом был воспринят доклад кандидатов культурологии Марии Воробьевой и Евгения Рабиновича, в котором отмечалось, что в ходе реализации государственной политики памяти коммеморативная функция парковых пространств Среднего Урала начинает постепенно вытеснять их рекреационную функцию. Доктор исторических наук Владислав Кокоулин (Новосибирск) на основе анализа кинокартин, вышедших на экраны в периоды перестройки и в постсоветской России, выделил ряд технологий трансформации исторической памяти (переписывание смысла, лишение исторических событий реального содержания, дискредитация героев, «черный» миф и др.). Основным мифом о Великой Отечественной войне докладчик считает миф о «страдающем советском народе», заменившем советский миф о «процветающем советском народе».
Работу третьей панельной дискуссии открыл доклад кандидата исторических наук Оксаны Головашиной (г. Тамбов), посвященный анализу репрезентаций Великой Отечественной войны в интернет-сообществах «Бессмертный полк» и «Бессмертный полк России». Были выявлены возможности «digital network memory» в России. В выступлении кандидата политических наук Ярослава Старцева (ИФиП УрО РАН) рассматривались методы дистрибутивной семантики для анализа ценностных установок авторов текстовых корпусов, продемонстрировано расхождение семантических маркеров и связанные с ним ценностные различия между публичным дискурсом Президента РФ, высказываниями пользователей социальных сетей и новостными сообщениями СМИ. В докладе политолога Кирилла Фурсова (Новотроицк) был дан структурный анализ дискурса вражды.
В развернувшихся вокруг докладов дискуссиях речь шла о необходимости создания национальной программы политики памяти для России, о важности разработки новых методологических подходов к изучению инфраструктуры и ресурсов политики памяти, о выработке инструментов противостояния манипулятивным технологиям.
О.Ф. Русакова, В.Г. Кокоулин, Е.Г. Грибовод, Д.М. Ковба
Фото Анны Яжук
 
Год: 
2020
Месяц: 
ноябрь
Номер выпуска: 
21-22
Абсолютный номер: 
1222
Изменено 18.11.2020 - 18:11


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47