Skip to Content

История мысли

200 ЛЕТ С КАРЛОМ МАРКСОМ

В этом году отмечается 200-летие со дня рождения Карла Маркса. Отношение к созданной им теории очень разное, однако она, вне всяких сомнений, оказала огромное влияние не только на развитие общественной мысли в последние полтора столетия, но и, как принято считать, коренным образом изменила жизнь человечества. Мы попросили дать свой вариант исторической оценки знаменитого учения одного из наиболее активных представителей современной марксистской философии на Урале, кандидата философских наук, доцента кафедры политологии и социологии Уральского государственного педагогического университета, члена Союза российских писателей Андрея Александровича Коряковцева.
— В «Нищете философии» Маркс писал о Прудоне: «Во Франции за ним признают право быть плохим экономистом, потому что там он слывет за хорошего немецкого философа. В Германии за ним, напротив, признается право быть плохим философом, потому что там он слывет за одного из сильнейших французских экономистов». А кто сам Маркс с современной точки зрения — экономист, философ или политический мыслитель?
— Суть марксизма в том, что он выше этих делений. Сам Маркс по этому поводу как-то заметил, что есть единственная наука — наука истории, человеческой истории. У самого Маркса, среди его трудов нет никакого «диамата», онтологического учения. Марксизму интересен только человек в его историческом развитии, в совокупности всех этих ракурсов — материальных и идеальных.

Год: 
2018
Месяц: 
май
Номер выпуска: 
10
Абсолютный номер: 
1176
Изменено 04.06.2018 - 13:42

«Я остаюсь в основном чистым математиком» (к 110-летию со дня рождения А.Н. Колмогорова)

Нынешней весной на кафедре философии ИФиП УрО РАН состоялся круглый стол, посвященный 110-летию со дня рождения выдающегося советского математика А.Н. Колмогорова (1903–1987). Проблема, вокруг которой выстраивалось смысловое поле дискуссий — исключительность фигуры А.Н. Колмогорова в истории отечественной науки. Формат встречи подразумевал свободный интеллектуальный обмен, в котором участвовали и маститые ученые, и аспиранты, и, конечно, сотрудники кафедры философии. 

Нельзя не согласиться с высказыванием ученика Андрея Николаевича доктора физико-математических наук, профессора В.А. Успенского о своем учителе: «Колмогоров — не только великий математик, он Великий Ученый в самом широком, с оттенком космичности, смысле этого слова. Более того, Колмогоров — уникальное явление русской культуры, наше национальное достояние». Дополнил эту емкую характеристику многогранного таланта выдающегося ученого доктор философских наук Ю.И. Мирошников: открывая заседание круглого стола, он отметил, что А.Н. Колмогоров был еще и философствующим математиком.
Поражает огромное разнообразие областей математического «царства», в рамках которых Андреем Николаевичем были получены основополагающие, фундаментальные научные результаты. Этот факт подчеркнул аспирант Г.А. Дубосарский (ИММ), освещая масштабы научных достижений академика. Исследования А.Н. Колмогорова определили лицо многих областей математики ХХ века. Среди них: теория вероятностей, теория меры и интеграла, математическая логика, теория приближений, геометрия, топология, функциональный анализ, дифференциальные уравнения и динамические системы, математическая статистика, теория информации, история математики. Особенно много сделал А.Н. Колмогоров в области теории вероятностей. Только после выхода в свет его монографии «Основные понятия теории вероятностей» (1933, 1936) стало возможно говорить о теории вероятностей как о математической науке, основанной на системе аксиом. Внимание А.Н. Колмогорова привлекали и вопросы оснований математического анализа и тесно с ним связанные исследования по математической логике. Он принимал участие в противостоянии между методологическими школами: формально-аксиоматической (Д. Гильберт) и интуиционистской (Л.Э.Я. Брауэр и Г. Вейль). 

Год: 
2013
Месяц: 
июнь
Номер выпуска: 
14
Абсолютный номер: 
1080
Изменено 10.06.2013 - 16:33

Определение Герцена, или 200-летний юбилей как вызов

В начале года кафедра философии ИФиП УрО РАН вновь собрала ученых и философов на «круглый стол». На этот раз центром обсуждения стала фигура А.И. Герцена — известного русского философа, писателя, публициста, общественного деятеля, которому в прошедшем году исполнилось бы 200 лет. Руководил встречей доктор философских наук, заведующий кафедрой философии ИФП УрО РАН Ю.И. Мирошников, участвовали докторы наук Д.В. Пивоваров и Н.В. Бряник (УрФУ), В.Д. Шмелев (УГЛТУ), М.М. Шитиков, (УрГГУ), Е.К. Созина (ИИиА), В.Ю. Ирхин (ИФМ), кандидаты наук А.С. Луньков (ИФиП), С.В. Токмянина (ИФиП), С. В. Оболкина(ИФиП), В.Т. Маклаков (УрФУ), В.П. Лукьянин (Вестник УрО РАН). 

Как это ни удивительно, но проблемы XIX века до сих пор волнуют наши умы настолько, что участники этого «круглого стола» так и не смогли сойтись на сколько-нибудь компромисной позиции. В результате появилось два авторских текста, один из которых — В.И. Лукьянина — будет опубликован во 2-м номере «Вестника УрО РАН», а другой предлагается вниманию наших читателей на страницах «Науки Урала».
 
Наше обсуждение по истечении юбилейного года интересно хотя бы тем, что позволяет оглядеться и оценить происходящее «российское» «на фоне Герцена». Здесь важно учесть контекст «круглой даты». Сказать, будто она стала общественным событием — прикусить себе язык. Политональное — от полного неведения, небрежения и скепсиса до поклонения — отношение к Герцену в этот период стало особенно зримо, поставило вопрос нового прочтения, понимания — определения Герцена. А сам юбилей предстал для российского общества датой, если угодно, «вызывающей», словно оскоминный вопрос «что делать?» приобрел вариацию «что делать с Герценом?».
После его твердого и удобного стояния в советской ценностно-идеологической матрице «русских револю-ционеров-демократов — предшественников Октября», заданной неумолимыми суждениями Ленинской статьи «Памяти Герцена» столетней давности (кстати, юбилейной), сегодня появилась диаметрально противоположная формула. В «герценовском» номере журнал «Огонек» вынес на обложку определение «Диссидент № 1», т. е. родоначальник диссидентского движения от 60-х ХIХ в. до наших дней. И, понятно, почему: 200-летие великого соотечественника совпало с массовыми протестными акциями в Москве в связи со «странностями» последних парламентско-президентских выборов. Конечно, сразу и точнее всего реагирует язык — в русском интернете, вероятно, как эквивалент «Колоколу» появилось выражение «Сетевой Герцен». А далее можно проводить параллели между оппозиционерами прошлых лет и характерными лицами нынешней протестной волны: С. Перовская — К. Собчак, А. Марченко — С. Удальцов, В. Буковский — А. Навальный, — как это делает журнал. Ему вторит на You Tube В. Новодворская — «Нужен новый Герцен». Приехали! Вот и юбилей, вот и ответ на поставленный вопрос. Казалось бы, хрестоматийный символ борьбы с самодержавием становится символом противостояния сложившемуся образу новой российской государственности. Очевидно, на таком фоне Герцен выглядит фигурой неудобной, даже опасной, потому не вписывается в официальный идеологический мейнстрим. Такой Герцен (и Герцен вообще) нам не нужен: эмигрант, оппозиционер, Лондон… лишние ассоциации. Наверное, примерно так рассуждал и Александр II, сначала держа в Зимнем «Колокол» за настольную книгу, а после начала реформ 1861 г., читая «колокольную» критику их непоследовательности и не введя свободу слова, закрыл возможность возвращения Герцена в Россию. История вернулась — полюса сошлись. 

Год: 
2013
Месяц: 
май
Номер выпуска: 
11-12
Абсолютный номер: 
1078
Изменено 13.05.2013 - 15:56
RSS-материал


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47