Skip to Content

Крупный план

ДИНАМИКА КУНСТКАМЕРЫ

Как мы уже сообщали, член-корреспондент РАН Андрей Головнев стал лауреатом Государственной премии РФ в области науки и технологий за вклад в изучение культурного наследия народов Арктики. С северностью, которую Андрей Владимирович считает ключевой идентичностью России, связаны вся его жизнь и работа. Высшее образование он начал получать в Омском госуниверситете, затем, после специализации в МГУ и защиты кандидатской об исторических формах хозяйства у народов Северо-Западной Сибири, восемь лет преподавал в Тобольском пединституте, после чего переехал в Екатеринбург, где почти два десятилетия плодотворно трудился в Институте истории и археологии РАН и Уральском федеральном университете, создал масштабную Уральскую ЭтноЭкспедицию, воспитал множество учеников. С июня 2017-го — директор МАЭ РАН имени Петра Великого (Санкт-Петербург), знаменитой Кунсткамеры, старейшего научного музея северной столицы и всей России. И все это время он в пути — творческом и физическом. Ямал, Таймыр, Гыдан, Полярный Урал, Европейский Север России, Чукотка, Югра, Якутия, Скандинавия, Аляска — вот далеко не полная география его исследовательских поездок с погружением в традиции ненцев, селькупов, энцев, хантов, манси, сибирских и уральских татар, башкир, немцев Урала — список можно продолжить. Итоги — больше 300 научных публикаций, шесть авторских монографий, одна из которых, «Антропология движения» (2009) посвящена концепции созданной Головневым одноименной научной теории, где реальность измеряется единицами действия, главные категории — динамика и статика, а основные инструменты — так называемые мотивационно-деятельностные схемы и историко-антропологические сценарии. Причем это не только умозрительная концепция — как пишут коллеги, она дает ключ к пониманию и решению реальных проблем миграции, адаптации, межэтнического взаимодействия, выработке стратегий освоения Арктики и существенного обновления представлений о «северном измерении» России. Кроме того, Головнев известный кинематографист, говоря научным языком, — один из создателей российской визуальной антропологии, или киноантропологии, автор десяти картин, среди которых «Боги Ямала», «Путь к святилищу», «Остров Жохова» и другие, обладатель наград в этом жанре, президент Российского фестиваля антропологических фильмов (Екатеринбург). И, наконец, сегодня он один из главных музейщиков страны, хотя это определение в традиционном понимании — «хранитель древностей» — к нему, как и к большинству сотрудников МАЭ, подходит не вполне. О том, почему, и не только — это интервью, частью которого стали ответы Андрея Владимировича на вопросы, заданные ему в ходе пресс-конференции, прошедшей недавно в агентстве ТАСС — Северо-Запад.
— Уважаемый Андрей Владимирович, нынешний год для вашей семьи урожайный на достойные награды. В мае ваш сын Иван получил премию губернатора Свердловской области за выдающиеся достижения в области литературы и искусства, точнее, киноискусства, и вот теперь — ваша Государственная премия. Есть ли между ними связь и какое место занимает кино в ваших научных исканиях?
— Связь прямая, родственная и профессиональная. Иван — кандидат исторических наук, кинорежиссер, директор фестиваля «ЭтноКино». Свердловскую награду, далеко не первую, и, надеюсь, не последнюю, он получил за фильм «Дальневосточная одиссея Владимира Арсеньева» и книгу «Феномен советского этнографического кино» о творчестве работавшего в Свердловске замечательного документалиста Александра Литвинова. Мой младший сын Владимир, также историк по образованию, занимается кинорежиссурой, лауреат многих призов и премий, в том числе общенациональной кинопремии «Лавровая ветвь», возглавляет кинокомпанию «Игра». Я доволен такой преемственностью. Киноязык  наиболее близок к языку антропологии движения. Дело в том, что наука всегда была пристрастна к статике. Для того чтобы что-то изучить, надо это остановить, покопаться, разобраться. В результате получается картина остановленного явления. Она может быть замечательной, но у нее всегда один недостаток: отсутствие жизни. Это мертвая картина. Но как сделать так, чтобы изучать не остановленные мгновенья, а видеть их в непрерывной последовательности? Ведь и история, и жизнь не останавливались и не останавливаются ни на секунду, и у нас нет отметок, когда мы можем сказать: вот итог, потому что всякий раз это некое промежуточное состояние, за которым следует другое. Антропология движения стремится оживить мертвую картину, обращается не столько к статичным фактам, сколько к сценариям действия, для которых очень важны мотивы, моменты принятия решений и траектория развития. Иначе говоря, события укладываются не в последовательность статичных состояний, а в динамику сценария. Что при этом меняется? Очень многое. От итогов мы переходим к истокам, обращаем внимание на то, почему проявлялась та или иная инициатива, происходило то или иное событие, оцениваем его не просто как случившееся, но пытаемся понять приведшие к нему мотивы, простраиваем его сценарий. Почему, например, Чингисхану удалось создать могучую империю? Ведь он с детства к этому не готовился, никто его этому не учил. Как, можно сказать, простой пастух совершил сначала социальную революцию, затем на ходу создал армию, затем — гвардию, которая его охраняла, и все это раздулось до громадной империи? Какие мотивы стояли за этой динамикой, конкретными шагами, выстроившими один из величайших сценариев прошлого? Вот вопросы антропологии движения, которая ориентирована на изучение истории очень субъективно, через крупные планы. И в этом смысле она близка к искусству, конкретно к искусству кино. Самая лучшая запись движения — кинематограф, что так и переводится с греческого. И когда мы соединяем науку и искусство, научную аналитику и крупные планы кино, получается живая картина, через которую многое проясняется. Мы открываем то, что отталкивало от науки многих людей искусства: подключаем эмоции, психологические моменты.

Год: 
2020
Месяц: 
август
Номер выпуска: 
15-16
Абсолютный номер: 
1217
Изменено 31.08.2020 - 17:17

АКАДЕМИК М.В. САДОВСКИЙ: «ПОЗИЦИЯ ГИНЗБУРГА ДЛЯ МЕНЯ — ПРИМЕР»

В свое время «НУ» уже сообщала о том, что главный научный сотрудник Института электрофизики УрО РАН академик М.В. Садовский стал первым лауреатом Золотой медали им. В.Л. Гинзбурга, учрежденной в 2015 году Российской академией наук. Она присуждается отечественным и зарубежным ученым за выдающиеся работы в области физики и астрофизики. Недавно мы поговорили с Михаилом Виссарионовичем о фундаментальных результатах, удостоенных высокой награды, о нобелевском лауреате В.Л. Гинзбурге, с которым академика Садовского многое связывало, а также о сегодняшних проблемах и перспективах Российской академии наук.
— Уважаемый Михаил Виссарионович, какое место занимает в ряду ваших академических наград Золотая медаль имени В.Л. Гинзбурга?
— Эта награда, которая не предполагает финансовой составляющей, дорога мне по многим причинам. Вручение ее совпало со значимыми для меня датами. Я начал серьезно заниматься наукой ровно 50 лет назад, когда первокурсником пришел в Институт физики металлов к доктору физико-математических наук П.С. Зырянову, который стал моим научным руководителем. В 1971 году Павел Степанович направил меня в аспирантуру Физического института им. П.Н. Лебедева АН СССР. Как физик-теоретик я сформировался в знаменитом теоротделе ФИАНа, который возглавлял Виталий Лазаревич Гинзбург. Непосредственным моим руководителем был Леонид Вениаминович Келдыш, тогда член-корреспондент АН СССР, в будущем академик. Однако все мое пребывание в ФИАНе прошло во многом и под знаком влияния академика В.Л. Гинзбурга, на его знаменитых семинарах по теоретической физике — общемосковском по средам, а также на «внутреннем» семинаре теоротдела по сверхпроводимости. Тогда же, несмотря на разницу в возрасте, возник и личный контакт с Виталием Лазаревичем — будущий нобелевский лауреат аспирантов знал и замечал. После возвращения в Свердловск я продолжал регулярно бывать в теоротделе ФИАН, и В.Л. Гинзбург часто предлагал мне выступить на семинарах с сообщением о каких-нибудь новых результатах, прежде всего в области высокотемпературной сверхпроводимости, чем Виталий Лазаревич тогда интересовался больше всего.

Год: 
2017
Месяц: 
декабрь
Номер выпуска: 
24
Абсолютный номер: 
1167
Изменено 25.12.2017 - 14:38
RSS-материал


2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47