Skip to Content

Свежий номер:

№3(1207)

февраль 2020



Редакция
Свежий выпуск
Архив
Контакты

2020 февраль

№ 3 (1207)

"Наука Урала"

Дорогие коллеги!

Сердечно поздравляем вас с Днем российской науки!
Еще на один год мы приблизились к 300-летнему юбилею Российской академии наук, основанной 8 февраля 1724 г. императором Петром I. В этот день по традиции отмечают профессиональный праздник все, кто имеет отношение к качественному образованию, поиску новых знаний, их превращению в новые технологии и распространению. И, конечно, это особый день для сотрудников Уральского отделения РАН и организаций, подведомственных Уральскому территориальному управлению Министерства науки и высшего образования Российской Федерации. Урал всегда был не только промышленным регионом, но и интеллектуальной базой для развития экономики, выполнения важнейших государственных задач, кузницей первоклассных кадров. Ярчайшее подтверждение тому — огромный вклад уральских ученых, преподавателей в Победу над немецким фашизмом, 75-летие которой мы будем отмечать в мае. Традиции наших предшественников продолжаются и теперь.

Демидовский лауреат Юрий Оганесян, специалист в области экспериментальной ядерной физики, в частности синтеза и исследования свойств новых элементов Периодической таблицы Менделеева, широко известен не только в России, но и во всем мире. В 1989–1997 годах он был директором Лаборатории ядерных реакций им. Г.Н. Флерова Объединенного института ядерных исследований РАН в Дубне, сейчас — научный руководитель этой лаборатории. Открытие в ОИЯИ целого семейства сверхтяжелых элементов с атомными номерами 114, 115, 116, 117 и 118 стало первым и прямым экспериментальным доказательством существования на карте ядер «Острова стабильности», предсказанного теорией около 50 лет тому назад. В честь Юрия Цолаковича самому тяжелому элементу с атомным номером 118 присвоено название «Оганесон». Мы встретились и поговорили с лауреатом в дни ноябрьского Общего собрания РАН.
— Уважаемый Юрий Цолакович, когда определилось ваше призвание?
— В юности заниматься физикой я не собирался. Я хотел стать художником, а потом архитектором, ходил в художественную школу при Дворце пионеров в Ереване. Там нашу семью застала война — незадолго до ее начала моего отца, инженера-теплотехника, командировали из Ростова-на-Дону, где я родился, в столицу Армении строить каучуковый завод. Тогда в городе было много эвакуированных, и нашими соседями оказались, как потом выяснилось, известный ленинградский художник-иллюстратор Леонид Генч с женой. Ему показали мои рисунки, и он решил со мной позаниматься. На одном из уроков он попросил свою жену почитать вслух «Ревизора», а мне предложил изобразить, не без его помощи, сначала городничего, а на следующих занятиях и других персонажей. «Вот кончится война, опять начнут издавать книги, и выйдет «Ревизор» с иллюстрациями мальчика Юры Оганесяна», — говорил мой великий учитель. Окончив 4 класса, я собрался поступать в художественное училище-десятилетку, но отец, выпускник Новочеркасского политехнического института, мне запретил: «Вот получишь, как все, общее среднее образование, а потом выбирай, что хочешь». Помню, это было для меня настоящей трагедией.

Демидовского лауреата в номинации «биология» академика В.В. Рожнова, директора Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, застать в Москве не так легко: несмотря на занятость административными делами, он много времени проводит в экспедициях. Известный российский териолог (териология — наука о млекопитающих), специалист в области экологии и поведения животных, один из авторов Национальной стратегии сохранения биоразнообразия России, Вячеслав Владимирович внес выдающийся вклад в изучение, сохранение и восстановление особо редких животных, в том числе амурского тигра, дальневосточного леопарда, снежного барса, белого медведя.
Мы поговорили с лауреатом о его пионерских исследованиях, а также на традиционные «демидовские» темы.
— Уважаемый Вячеслав Владимирович, что для вас значит Демидовская премия?
— Это одна из наиболее престижных негосударственных научных наград России, а для меня она ценна еще и тем, что ее были удостоены мои уважаемые коллеги, специалисты в области общей биологии: академики В.Е. Соколов, В.Н. Большаков, Ю.Н. Журавлев. Владимир Евгеньевич Соколов был моим учителем, директором Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, а также первым президентом Териологического общества при РАН. После его ухода из жизни президентом общества стал Владимир Николаевич Большаков, а сейчас его возглавляю я. Таким образом все президенты Териологического общества стали демидовскими лауреатами.
— Расскажите, пожалуйста, о своей семье и о том, как пришли в науку.
— Мой отец Владимир Михайлович — коренной москвич, участник Великой Отечественной войны. На фронте он был сапером, три раза ранен. Мама Евдокия Прокопьевна родом из Саратовской области, приехала в Москву в 1930-е годы, во время войны трудилась в тылу, рыла окопы. Встретились родители уже в мирное время, брат Сергей родился в 1948 году, я в 1951-м. Папа много занимался с нами, поощрял стремление к знаниям. К сожалению, он очень рано умер, у него были пробиты легкие, развился туберкулез. Мой старший брат Сергей с детства увлекался палеонтологий, окончил специальную геологическую школу и поступил на геологический факультет МГУ. Я тоже искал вместе с ним разные окаменелости, а когда я окончил девятый класс, Сергей договорился, чтобы меня взяли в геологическую экспедицию в Казахстан, я работал там камнедробильшиком. Но по возвращении понял, что хочу заниматься гидробиологией, стал готовиться к поступлению на биофак МГУ. С первого раза пройти конкурс не удалось, но была возможность поступить в Московскую сельскохозяйственную академию им. К.А. Тимирязева. Я рассчитывал проучиться там год, а потом снова пытаться поступать в МГУ. В Тимирязевке тогда впервые набирали группу ихтиологов, куда я и попал. У нас сложилась хорошая команда, я подружился с однокурсниками, да так и остался в академии. Там был замечательный профессор-зоолог Борис Александрович Кузнецов, благодаря которому я переключился с гидробиологии на териологию. Кстати, он был учителем и Владимира Евгеньевича Соколова, много лет возглавлявшего институт, в котором я работаю. У нас ежегодно проходят Соколовские чтения в день его рождения, в них принимают участие вдова Владимира Евгеньевича Светлана Михайловна, ездившая вместе с ним в экспедиции, а также дочь Наталья Владимировна и внук Евгений. А в те годы, о которых мы говорим, Борис Александрович Кузнецов и Владимир Евгеньевич Соколов приобщили меня к науке, которой я сейчас занимаюсь. Собственно Борис Александрович и направил меня после окончания Тимирязевской академии в Институт проблем экологии и эволюции, к Соколову.

В 2019 году комитет по премиям Научного Демидовского фонда принял решение ввести для лауреатов новую номинацию — «Наука и общество». Первая награда в ней присуждена Эдуарду Росселю, что представляется более чем справедливым. Эдуард Эргартович широко известен прежде всего как выдающийся государственный деятель, первый всенародно избранный губернатор Свердловской области, член Совета Федерации Федерального собрания РФ, почти два десятилетия, включая беспрецедентно сложные постсоветские годы, эффективно возглавлявший огромный индустриальный регион и для многих ставший его символом. Но не все знают, что на всех своих постах он находил возможность заниматься научными исследованиями, имеет степени кандидата технических и доктора экономических наук, избран действительным членом Российской инженерной академии и Международной академии регионального сотрудничества и развития. И, что самое важное, на любых постах при любых обстоятельствах всеми возможными средствами Россель всегда стремился поддерживать науку и образование, считая их важнейшими приоритетами развития региона и страны. Именно он вместе с академиком Г.А. Месяцем стоял у истоков возрождения Демидовской премиальной традиции, которое без его поддержки вряд ли бы состоялось. Кроме того, с 1992 года Э.Э. Россель является бессменным президентом Международного Демидовского фонда. Об этой стороне многогранной деятельности Эдуарда Эргартовича, и не только, мы говорили в нашем «демидовском» интервью, за возможность которого ему искренне благодарны.
— Уважаемый Эдуард Эргартович, решение о возрождении научных Демидовских премий в Екатеринбурге было принято в 1992 году, в тяжелейшее для страны и области время. Руководству страны было не до науки. Легко ли далось такое решение?
— Время перед распадом СССР и сразу после него было действительно тяжелейшее. Одна цифра: когда 2 апреля 1990 года меня избрали председателем Свердловского облисполкома, областной бюджет составлял 19 миллиардов рублей (для справки: сейчас — 290, а тогда нужно было минимум 190). Денег не хватало ни на что. Полки магазинов были пусты, учителя, врачи по полгода не получали зарплату, не платили пенсии, люди выходили на улицы, были готовы переворачивать автобусы и сбрасывать с рельсов трамваи. Помню, я был у Горбачева, и он отдал нам последние государственные запасы — пять миллионов банок консервов: чуть больше населения Свердловской области в то время, то есть по банке на человека. Ситуация была катастрофическая во всех смыслах: в начале девяностых исчезли десятки тысяч предприятий, экономисты пишут, что в результате такого способа «реформирования» экономики мы потеряли в 2,5 раза больше, чем за всю Великую Отечественную войну. Хотя Советский Союз, мощнейшее государство с огромным потенциалом, по результатам нужно было сохранить — помешали волюнтаристские решения известных руководителей. Конечно, бедствовали и наши ученые, многие уехали за границу. Исчезли почти все моральные и материальные стимулы для работы: не стало самой престижной Ленинской премии, исчезла молодежная премия Ленинского комсомола. Поэтому, когда в 1992 году ко мне пришел сопредседатель Международного Демидовского фонда академик Геннадий Андреевич Месяц, возглавлявший в то время Уральское отделение РАН, с идеей возродить у нас на Урале научную Демидовскую премию, ставшую в свое время прообразом Нобелевской, я сразу согласился. Я помню, как тяжело было пробивать постановление правительства Свердловской области, обеспечивающее дальнейшую судьбу Демидовской премии и Научного Демидовского фонда. Деньги на одну награду было решено изыскивать из областных средств, финансирование остальных взяли на себя наши промышленники. В 1993 году были вручены первые четыре премии, и дело пошло. Позже уже как губернатор я подписал специальный указ — гарант финансирования этого важного начинания. Потом ученые мне говорили, что некоторых лауреатов эти деньги буквально спасли: ведь сто тысяч рублей, которыми тогда награждали, в России были сравнимы со ста тысячами долларов.

Постоянным читателям «Науки Урала» академика Александра Чибилева представлять не нужно. Научный руководитель Оренбургского федерального исследовательского центра УрО РАН, основатель и первый директор уникального Института степи, сделавший далекий от столиц Оренбург международным центром изучения и сохранения этой гигантской части Земли, вице-президент Русского географического общества и председатель-организатор Постоянной природоохранительной комиссии при нем, Александр Александрович — один из крупнейших географов современной России и не только. За его плечами сотни тысяч километров экспедиций, результат которых — более 900 научных работ, в том числе 65 монографий, атласов, замечательных фотоальбомов, язык которых понятен каждому. Создатель оренбургской школы ландшафтной экологии и степеведения подготовил больше 30 докторов и кандидатов наук. Наша газета вот уже три десятилетия следит за его многогранной деятельностью, отражает все основные события в жизни оренбургских степеведов. Это и международные форумы «Степи Северной Евразии», с 1997 года собирающие ведущих специалистов разных стран, и организация новых особо охраняемых природных территорий, заказников, национальных парков и заповедников, и проект «Оренбургская Тарпания», благодаря которому в степь возвращаются его исконные обитатели — маленькие скакуны, и уточнение границы между Европой и Азией, и многое другое. Чибилев во всем этом — главное действующее лицо. Поэтому присуждение ему научной Демидовской премии неожиданностью для нас не стало. Сам же Александр Александрович, узнав, что по традиции, как и у всех лауреатов этой награды, мы хотели бы взять у него интервью, заметил: «Вы же все про меня знаете…» Но по ходу разговора выяснилось: знаем, но далеко не все. Особенно — о происхождении ученого, его пути в науку, формировании взглядов. А это не только интересно, но очень важно — и для новых поколений исследователей, и для всех, кто хочет сохранить окружающую нас природную среду или, по крайней мере, сберечь представление о ее изначальном облике.
— Александр Александрович, вы ведь коренной оренбуржец, можно сказать, выросли в степи. Из какой вы семьи, кем были ваши ближние и дальние предки?
— Я родился в селе Яшкино Люксембургского (теперь Красногвардейского) района Оренбургской области. Люксембургским он назывался не только в честь знаменитой коммунистки Розы Люксембург, но и потому, что был заселен немцами. Моя мама Евелина Генриховна была из семьи немцев-меннонитов (зародившееся в Голландии течение в протестантизме, исповедующее пацифизм, отказ от оружия; из-за противоречий с государством меннониты вынуждены были переселяться в другие страны и во второй половине XVIII века оказались в Российской империи – ред.).  Их предки переселились в эти края в конце XIX века с Украины. А отец, Александр Григорьевич — из нижегородцев, его дед перебрался в середине XIX века. Отец был известным зоотехником, организатором племенного дела в Оренбуржье, занимался разведением крупного рогатого скота, овец, домашней птицы, организовывал конные соревнования, а еще — краеведом, этнографом, почетным членом Русского географического общества. Он основал музей истории освоения края, ставший центром немецкой культуры Красногвардейского района, а также культуры других народов, населяющих этот район — русских, башкир, татар. А при музее создал дендропарк из разных пород деревьев, хотя вырастить даже одно дерево в этих краях очень непросто.

Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев и председатель Уральского отделения Российской академии наук Валерий Чарушин в ходе рабочей встречи 27 января обсудили актуальные вопросы взаимодействия между регионом и УрО РАН. В обсуждении также принял участие заместитель председателя Отделения по научно-организационной работе академик Эдуард Горкунов.
«Мы утвердили президиумом Академии наук план комплексного развития Уральского отделения, необходимые шаги по согласованию с органами власти здесь, в Свердловской области», — рассказал главе региона председатель УрО РАН.
Отметим, что одно из важных направлений сотрудничества связано с внедрением инновационных технологий на территории всего региона. Между областным правительством, Уральским федеральным университетом, Уральским отделением РАН и Свердловским областным союзом промышленников и предпринимателей действует соглашение о взаимодействии в этом направлении.

29 января состоялось заседание совета Екатеринбургской территориальной организации профсоюза работников РАН. Совет рассмотрел ряд вопросов, часть которых касалась общего положения науки в стране в связи с последними решениями Правительства РФ и кадровыми изменениями, другая часть — деятельности самой территориальной организации.
Отмечено, что финансирование прошлого года поступило в институты в полном объеме. Особое внимание ученых привлекают сейчас два постановления Правительства РФ от 27 декабря прошлого года: № 1875 «Об утверждении Правил предоставления грантов в форме субсидий из федерального бюджета на реализацию мероприятий, направленных на обновление приборной базы ведущих организаций, выполняющих научные исследования и разработки, в рамках федерального проекта «Развитие передовой инфраструктуры для проведения исследований и разработок в Российской Федерации» национального проекта «Наука» и № 1902 «Об утверждении Правил предоставления из федерального бюджета грантов в форме субсидий на проведение крупных научных проектов по приоритетным направлениям научно-технологического развития». Первое касается работы Межведомственной комиссии по оценке результативности деятельности научных организаций; по результатам ее работы из числа институтов, отнесенных к первой категории, выделены примерно четверть лучших (это отражено в термине «ведущие организации»), которым и достанутся бюджетные средства на обновление приборной базы. Определено, что Комиссия будет ежегодно уточнять список ведущих организаций, поэтому конкурентная ситуация сохранится. Критерии оценки остаются пока прежними: объем хоздоговорных связей, публикационная активность, наличие достаточного контингента молодых ученых. Второе постановление касается грантов по приоритетным направлениям, определяемым президиумом РАН. Здесь видна общая тенденция к укрупнению грантов: предельный размер определен в 100 млн рублей в год.

...Присудить премии Губернатора Свердловской области для молодых ученых в следующих номинациях:
1) «За лучшую работу в области математики» — Незнахиной Екатерине Дмитриевне;
2) «За лучшую работу в области механики, машиноведения и машиностроения» — Крючкову Денису Игоревичу;
3) «За лучшую работу в области информатики, телекоммуникаций и систем управления» — Епанчинцеву Тимофею Ильичу;
4) «За лучшую работу в области электрофизики и энергетики» — Бусову Константину Анатольевичу;
5) «За лучшую работу в области теоретической физики» — Синицыну Владимиру Евгеньевичу;



2012 © Российская академия наук Уральское отделение
620990, г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 91
makarov@prm.uran.ru +7(343) 374-07-47